Подводная охота. Кошмар глубин - Blackout. Рассказы тех, кто выжил (продолжение).

05.12.09

Статья Олега Гаврилина, часть 2, начало читайте здесь.

Рассказывает подводный охотник Калабин Антон

Подводная охота. Кошмар глубин - Blackout. Рассказы тех, кто выжил (продолжение). Это случилось во время охоты, которая проходила около острова Нуса Пенида в Индонезии, недалеко от острова Бали. Мы, в компании местных охотников, охотились на каранксов и тунцов методом сплава. Шестеро охотников, четверо русских и два индонезийца, мы сплавлялись над подводным плато, поверхность которого располагалась на глубине 10-17 метров. Плато заканчивалось резким обрывом до глубины 35-40 метров. Так как мы охотились в этом месте не первый раз, то уже хорошо знали, что нырять за плато – бессмысленно, потому что «рыбы нет». При данной скорости течения (примерно 2 м в секунду) у нас была возможность нырнуть один, максимум два раза, за то время, пока течение пронесет нас от точки старта до края плато.

В этот раз, перед тем как начать нырять, мы увидели, что ситуация с течениями достаточно сложная – примерно сразу после окончания плато несущее нас «охотничье течение» встречалось с другой мощной струей. Такие места можно легко отличить от остальной массы воды по множественным хаотичным коротким волнам, направление движения которых определить просто невозможно и стихийно возникающим то там то-сям водоворотам. Теперь-то я знаю, что это места, где образовались нисходящие потоки воды. Места выхода на поверхность восходящих потоков, напротив, отмечены ровной гладью воды, где нет даже ряби, образованной ветром.

Подводная охота. Кошмар глубин - Blackout. Рассказы тех, кто выжил (продолжение).Во время очередного захода я зарядил ружье очень быстро и закончил первый нырок достаточно далеко от свала. Так как нырок был достаточно коротким, я решил, что продышавшись полторы-две минуты, вполне успею сделать второй. Так я и действовал. Во время второго нырка я чувствовал себя комфортно. После недели охоты я был в хорошей форме и успел отдохнуть и «продышаться» после первого непродолжительного нырка. Сам нырок тоже проходил во вполне комфортных условиях. Я не шевелясь, и не тратя лишних сил, скользил в толще воды по течению, которое несло меня как раз на уровне нейтральной плавучести на глубине примерно в 12 метров на расстоянии двух-трех метров от дна. Для справки: температура воды была 26 градусов, видимость под водой достигала 30 м., на мне были 3 мм. охотничий гидрокостюм и грузовой пояс с 3 кг. грузов. Я охотился со 160 см. тиковым ружьем, гарпун был пристегнут к 27-30 метрам плавающего линя, который, в свою очередь, к 5 метрам резинового амортизатора который, в свою очередь крепился к большому пенопластовому бую.

Дальше все воспринималось мной так, как будто происходило во сне. Я увидел, что плато скоро заканчивается, однако, так как нырнул относительно недавно и чувствовал себя очень уверенно, решил продолжить сплав вдоль дна немного подольше. Я плавно проплыл над свалом. Крупной рыбы по-прежнему не было, и я решил оглядеться. Край свала был уже метрах в 10 позади меня и, что удивительно, слегка надо мной. Я посмотрел на свой дайв-компьютер и увидел цифру 20 на глубиномере. Так как я сталкивался с drop-off current (понижающимся течением) уже не первый раз, то отреагировал на это на уровне рефлекса: небольшая порция адреналина пошла в кровь, и я начал интенсивно работать ластами (туловище уже было в вертикальном положении). Тело работало само по себе, мозг не спеша начал обдумывать, сколько раз еще мы успеем сплавиться до заката. Приблизительно через 20 секунд (примерное время всплытия с 20 метровой глубины) в слегка закапсулировавшийся мозг поступил легкий укол тревоги, тот вышел из полусонного состояния и я снова посмотрел на свой дайв-компьютер. Пару секунд я осмысливал то, что увидел. Я продолжал на полную катушку работать ластами. Однако компьютер показывал прежние 20 метров. Стало понятно, что сила и скорость нисходящего течения гораздо больше, чем все, с чем мне приходилось до этого сталкиваться. Мало того, течение явно было достаточно широким, так как даже при такой хорошей видимости никаких зрительных границ его не наблюдалось. Руки привычно потянулись к линю – подтягиваться по линю, наверное, самый экономичный и быстрый способ подняться с глубины. Тут до меня дошло, что при использовании амортизатора это не самая хорошая идея. Мало того, я, находясь на двадцатиметровой глубине, мог видеть перед собой практически весь линь – амортизатор под воздействием течения растянулся практически в четыре раза.

Ситуация критическая. Не переставая грести, я сбрасываю пояс. Минутное колебание: что делать с ружьем? Вроде бы положительная плавучесть ружья должна помогать. Соображаю, что сейчас гораздо важнее то, что ружье будет парусить и помогать не мне, а течению – выпускаю ружье из рук и гребу настолько мощно, насколько могу. Широкие, мощные движения ластами. Пульс бьет в голову как кувалда. Последние несколько метров я не помню. Как мне сейчас кажется, я на какие-то мгновения пришел в себя где-то за метр до поверхности и успел подумать, что на верху сильная волна и после всплытия мне будет совсем тяжело.

Наконец, выныриваю. Пытаюсь отдышаться. Практически сразу накатывает слабость. Находясь в слегка шизоидном состоянии, я как бы со стороны наблюдал за собой и своими ощущениями. Эмоций особых не было. Был просто академический интерес узнать, чем же все это закончится?

С одной стороны, на организм накатывали волны апатии, и тело совершенно точно было готово сдаться и умереть. С другой стороны мозг продолжал бороться за жизнь и отдавал телу приказы дышать. Но отдышаться я не мог физически. Дыхание хоть и частое, но очень прерывистое. И четкое ощущение того, что меня тянет вниз и для того, чтобы оставаться на плаву, нужно реально напрягаться. На что просто нет сил. Продолжая дышать как чахоточный больной, оглядываюсь в поисках своего буйка. Его не видно вообще. Однако недалеко, метрах в 20-30 от меня вижу буек своего индонезийского друга, Тойоты, который шел в воду сразу за мной. Вот только незадача – буек занят. Тойота навалился на него животом и дышит примерно так же как я. Наверное, ему тоже сейчас не легко. Понятно, что добром на буй он сейчас не пустит даже лучшего друга. Остается только заняться аутотренингом, постараться унять сердцебиение и хоть как-то успокоить дыхание. За те 10-15 минут, что пришлось ждать прихода лодки (реально было время пожалеть, что сегодня у нас 6 охотников на одну лодку), мне удалось немного успокоить организм и удержать под контролем накатывающую апатию. Все это время пришлось достаточно активно подгребать ластами – вдохи продолжали оставаться очень поверхностными, и из-за полупустых легких плавучести явно не хватало.

Еще одно неприятное открытие я сделал, когда выбрался на лодку – весьма обильно отхаркивалась кровь. Позже ребята рассказали, что наш индонезийский товарищ, которого подобрали первым, напугал тех, кто в этот момент был в лодке, тем, что маска, одетая на его лицо, изнутри была вся в крови. Только когда он ее снял, стало понятно, что никаких внешних повреждений у него на лице нет, а кровь появилась из-за того, что он выдохнул носом во время того, как в легких была кровь.

Примерно через 15-20 минут мы с Тойотой наконец-то, немного отдышались и перестали плеваться кровью. Еще минут через 20 мы почувствовали себя вообще хорошо и, посмотрев на рыбу, которую одну за другой вытаскивали наши товарищи, решили опять идти в воду. К счастью, недавнее происшествие не очень сильно повлияло на наши умственные способности и мы быстро осознали, что нырнуть дольше, чем на 30 секунд для нас сейчас абсолютно нереально. И больше в воду не лезли.

Общие последствия этого происшествия оказались такими: ярко выраженная слабость в первые два дня после происшествия: любая физическая нагрузка, даже простой подъем по лестнице на 1 этаж по ступенькам, вызывала сильную отдышку и кровохарканье. Так как физических нагрузок я себе после этого не давал достаточно долго, берегся, то больше никаких неудобств не ощущал.

В следующий раз я поехал на охоту через полтора месяца. Чувствовал себя хорошо. В первый день разныривался, нырял аккуратно, на ластах за дельфинами не гонялся. Никаких негативных эффектов не было. На второй день охоты на первом же нырке после второго вдоха-выдоха понял, что в данном месте ловить не чего и быстро поплыл к лодке. Уже в лодке понял, что так напрягаться не стоило – опять стал отхаркивать кровь и почувствовал слабость. Оставшееся время в этот день я пытался нырять в «бережном режиме». Кровотечения больше не было, задержка держалась на уровне 40 секунд. Следующая охота была еще через 2 месяца. Так как больше никаких рекордов я ставить не пытался, то никаких негативных эффектов не было. Хотя нырял достаточно глубоко и с нормальной длительностью: вода 17, костюм 5 мм, глубины до 20, длительность до 2-х минут, 10 дней охоты с парой-тройкой дней отдыха.

Окончание следует. Следите за статьями на www.tetis.ru