Подводная охота. Акулы.

29.07.08

Подводная охота. Акулы.Случаи проявления повышенного интереса акул во время охоты бывали неоднократно. Как правило, это происходило после выстрела – биения раненой рыбы для акул весьма привлекательны. Как правило, акулы, подплыв, не решаются на немедленную атаку – если речь идет о белоперых рифовых акулах. Хотя, все зависит от ситуации и региона – например, на Фиджи белоперые акулы подлетали к подстреленной рыбе, но всегда отставали, если достаточно оперативно удавалось поднять рыбу на поверхность. Бывали случаи, когда белоперые заплывали за подранком в гроты, заставляя его выскакивать оттуда, тем самым помогая вытащить рыбу. Поскольку мы всегда охотимся без акваланга, случаев, когда приходилось отгонять акул от подранка, не было. (У Миши – Михаила Артамонова – по его рассказам, такие эпизоды были, по-моему, на Таити). Однако из рассказов аборигенов нас сопровождавших (последние предпочитают охоту со скубой как более «добычливый» способ), им приходилось неоднократно отгонять акул (белоперых рифовых). Что касается бычьей акулы в Южной Африке и рагги (по-русски, по-моему, песчаной акулы), то порой, даже если выстрел не удавался (промашка), на звук невесть откуда подлетали акулы. По видимому, это связано с тем, что в этих местах «подвохи» выработали у них рефлекс Павлова. Подстреленную рыбу до поверхности, по моему опыту, они не сопровождали ни разу. Днем они достаточно вялы – и, видимо, этим объясняется несколько расслабленная реакция. В светлое время, по рассказам ЮАРовцев, эти акулы неопасны, хотя многие южноафриканцы засовывают под рукав набалдашник (power head), начиненный смит-вессоновским патроном. В случае опасности его наставляют на наконечник, и в результате выстрела в теле акулы образуется здоровенная дыра. Но за 30-летний стаж охоты Джона в ЮАР – при почти профессиональном подходе (в смысле, зарабатывании на продаже рыбы) – было только 2 случая, когда патрон пригодился. Оба раза это происходило в сумерках. Отсюда и рекомендации избегать охоты в местах, известных изобилием акул, в сумеречное (на закате) время.

Южноафриканцы, как правило, охотятся в сопровождении шкипера и сбрасывают рыбу после выстрела на катер. При этом важно как можно быстрее умертвить подранка. Делают они это виртуозно – иногда даже и не всплывая на поверхность, если позволяют условия. В таком случае шанс нападения акулы минимален. Она скорее реагирует на биения раненой рыбы, чем на кровь. Помимо этого хорошо было бы охотится вдвоем – один ныряет, второй подстраховывает. Это безопасней и с точки зрения страхования на случай блэк-аута. В потенциально опасных местах мы так и делали – или там, где добывать рыбу приходится, ныряя на бóльшие, чем обычно, глубины. К тому же шанс подстрелить еще одну рыбину «на халяву» сильно возрастает, так как бьющаяся на гарпуне рыба привлекает всех хищников, которые часто сопровождают «товарку» в надежде поживиться.

На самом деле жертвами акул много чаще оказываются местные рыбаки. В Мозамбике нам доводилось встречать рыбаков со шрамами на руках – в процессе вываживания рыбы, уже на поверхности, акулы налетали на трепещущую добычу, задевая ненароком рыбаков. Обычно это эпизоды ночной рыбалки, когда акулы особенно активны. Такие же случаи упоминают и арабы на Красном море. В мае там идет массовый лов шаура (летрина) и мне приходилось наблюдать, как акулы хватали наживку и снимали рыбу (естественно, с крючком вместе).

Там же в Мозамбике я встречал и покусанного в молодости во время охоты пожилого рыбака, а незадолго до нашего приезда, в 2002 году, акула сильно поранила местного мальчишку – тоже во время охоты. Дело в том, что во многих местах аборигены поразительно беспечны: подстреленную рыбу цепляют на кукан вокруг пояса – так же, как и наши «подвохи» в пресноводных водоемах. Ясно, что это готовая провокация. При этом их добычей является вовсе не трофейная рыба: попугаи, хирурги, акулы-няньки и скаты.

Подводная охота. Акулы.Мне приходилось всего дважды оказываться в ситуации, когда для пущего спокойствия я тыкал ружьем в излишне назойливых акул. В первый раз это произошло на Красном море в 96 году, в месте, называемом Гырш аль Бейт («Акулий дом»). В начале января на это место большими косяками заходят ханусы, и по непонятной причине иногда скопления ханусов привлекают акул. У меня с кукана, прицепленного к буйку, акулы (белоперые) отъели половину приличного хануса и целого каранкса, обрезав прицепленное к буйку титановое ружье (несомненно, глупо было таскать оба ружья). Я проверял урон, нанесенный мне ими, и вдруг увидел нарезающую круги небольшую белоперую акулу – круги постепенно сужались, и когда акула пошла на меня, я ткнул ее гарпуном. Стрелять не хотелось – рыба невкусная, а хлопот много. Получив по морде, рыба резко развернулась, так что раздался характерный щелчок. Больше, пока я плыл к берегу, «подходов» не было. Мой приятель, охотившийся неподалеку, встретил меня на берегу, рассказав, что с ним произошло примерно то же самое – но возле рифа. И последний раз это было недалеко от Сейшельских островов, в месте, называемом Chimney Rock – небольшая гряда скал в открытом море, о которые разбиваются волны, так что скалы в радиусе приблизительно 30 метров окружены белой пеной. Так же, как и на водосбросах у плотин, где вода «кипит», здесь резвится куча рыбы – и акулы в том числе. Пока я был без добычи, они не обращали на меня особенного внимания – хотя я заметил, что мое присутствие их ничуть не смущало: они прекрасно позировали, проплывая на расстоянии вытянутой руки. После выстрела в dog tooth тунца я уже не обращал на них внимания, стараясь не дать ему сорваться (обычно они, как и каранксы, начинают устраивать кульбиты у дна, пытаясь освободиться от стрелы). Мне не повезло – перетерев линь о скалы, тунец ушел, а я оказался в компании возбужденных белоперок (совсем некрупных, но проявлявших ко мне видимый интерес). Понимая, что мне надежнее проявить собственную агрессивность, я начал идти прямо на особо любопытных, пытаясь ткнуть ружьем. Признаться, это их мало смущало – но, тем не менее, продолжая отплывать подальше от скал, я заметил, что их число несколько поубавилось. И когда меня заметил катер и начал двигаться в мою сторону, они ушли. Спустя некоторое время, мы поплыли поближе к скалам, чтобы пофотографировать, но было уже темно и качество снимков оказалось не слишком удачным.

Подводная охота. Акулы.В мае 2006 года мы охотились на yellowtail (разновидность амбер джеков) на Сан-Бенито в мексиканской Калифорнии (Baha California) – в месте, где белые акулы не редкость. Но за 4 дня мы не встретили ни одной. По дороге из Сан-Диего у нас потенциально была возможность зайти на Гваделупу, однако наш капитан Шейн отказался, ссылаясь на то, что хоть желтоперых тунцов в этих местах и много, но велик шанс повстречаться с акулой – а при невозможности предоставить каждой паре охотников по катеру со шкипером, лучше оставить эту идею. К тому же, распространенный аттракцион, в котором дайверы погружаются в клетке для наблюдения за большой белой, создал у последних рефлекс «человек – пища» (акул намеренно приманивают кровью и рыбными отбросами), что потенциально увеличивает шанс нападения акул в этих регионах. Хорошо известно, что в последние годы в Калифорнии были зарегистрированы нападения акул на серферов – хотя официально никто не связывал эти факты с исследованиями поведения большой белой в том же регионе, когда ихтиологи прикрепляли к серфовой доске куски мяса и видеокамеры для наблюдения. И... спустя некоторое время появились первые сообщения о нападении на серферов. Такая точка зрения высказывалась некоторыми подводными охотниками из Калифорнии, Австралии и Южной Африки.

Что касается приспособлений для защиты от большой белой и не только, в Южной Африке появились в продаже так называемые shark pot, надеваемые на ступню в ласте, обеспечивающие электрический разряд при попытке «закусить» ластой. На соревнованиях в Найзне, ЮАР, (South Africa Nationals 2007) ни один участник не использовал shark pot, несмотря на возможность встречи с хищником. Практически каждый охотник из этого (Southern Cape) региона мог припомнить случаи встречи с большой белой, у некоторых были более плотные контакты, когда акула откусывала или прикусывала часть лопасти. Естественно, никто и не помышлял о том, чтобы оставить увлечение подводной охотой.

Подводная охота. Акулы.А вот в глобальном масштабе человек представляет для акул гораздо большую опасность, чем они для него. В качестве яркого примера можно привести кладбище акул на Сокотре (Йемен). Сокотра знаменита своей охраной национальных достояний – здесь не только запрещена подводная охота, но и рыбалка для европейцев строго регламентируется. При этом местные рыбаки сдают перекупщикам «акулятину», сбываемую на китайские рыбозаводы в огромных количествах. 

Фото Дамира Мусина 

На самом деле, наличие акул делает подводную охоту гораздо более увлекательным занятием.

Автор статьи: Дамир Мусин
www.divefree.ru