Уроки Мастера

01.02.07

О Руди Кастенейре мы слышали и читали еще лет 8 тому назад, когда гремело имя Пипина, кубинского ныряльщика, прославившегося своей бесшабашностью, оставившего след везде, где бы он ни побывал.

Рядом всегда упоминалось имя Руди, затем доходила информация о том, что Кастинейра готовит очередного рекордсмена мира. В те времена мы даже и предположить не могли, что нам доведется не только увидеть, но еще и поучиться у него.

Однако было бы желание... Мы узнали, что федерация Diving Free собирается провести чемпионат мира 2001 года в Турции и решили выступить сборной, которую назвали USSR–СССР, так как собирались поехать с Баклановым Анатолием, гражданином Молдавии. Дело в том, что в отличие от AIDA, другой всемирной федерации фридайвинга, Diving Free абсолютно безразлична национальная принадлежность команд, ее цель прозрачна - способствовать развитию фридайвинга и сделать его дисциплиной, максимально безопасной с главным акцентом на сам спорт как таковой. Идея блестящая, так как тем самым снимаются все соблазны политического свойства (наверное, при таком подходе Большой Спорт выиграл в объективности).

Турецкий дефолт сорвал все планы, но главное - хотя и заочно, наше знакомство состоялось, и благодаря помощи Ясмин Далкилич нам удалось договориться понырять вместе в Бодруме с двумя рекордсменами мира -Дэвидом Ли и Ясмин в октябре этого года. В рамках одной статьи невозможно рассказать обо всем, что нам поведали. Единственно, что я попытаюсь сделать - это передать свои впечатления.

Итак, последняя неделя сентября. Ясмин готовится к новому мировому рекорду, который предполагается осуществить на острове Кос (Греция, в 6 милях от Бодрума), ей должны ассистировать Дэвид Ли, рекордсмен мира в анасистед, сам Руди, а в обеспечении безопасности - Артур Залога, постоянный партнер Кастинейры и уже известный в мире techdiver и судья ассоциации Diving Free.

Паралельно в Бодруме проходит фестиваль ловцов губок (с промысла губок и началась история Бодрума (Гелиополиса по-гречески), если не считать замечательной крепости, построенной крестоносцами в бухте.

Естественно, присутсвие Ясмин и приуроченное к событию показательное выступление, на котором она ныряет с мраморным овальной формы камнем с баркаса Мехмета-аги, старейшины ловцов губок Бодрума, на 60 метров, подобно тому как проделывают это ловцы губок - без всяких дополнительных приспособлений, гидрокостюма и ласт, делают этот фестиваль событием...

Правда, в отличие от ловцов Ясмин «продувается» - прищепка на носу и меры безопасности имеют место быть (для меня то, что ловцы губок не продуваются, было открытием).

Мехмет – увлеченный ныряльщик, в нынешнее время, несмотря на возраст, он инструктор PADI, начинал как простой ловец губок, сейчас - владелец красивого парусника помимо баркаса для ловли губок. Естественно, знает все об Эгейском море, на карте он подробно показывал места, по которым можно провести сафари и с подводной охотой, и дайвингом на затонувшие корабли - полуостров Датча, отделяющий Эгейское море от Средиземного, все еще незаезжен, отелей на нем почти нет и по его рассказам, есть места, где можно попытаться взять барракуду и тунцов (это в Эгейском то море!)

Это, кстати, коррелирует с рассказами Артура Залоги о банках, на которых ему доводилось встречать не только тунцов, но и белую акулу...

Это как бы внешняя оболочка, на фоне которой происходила наша встреча. Несмотря на занятость, нам уделили несколько дней для тренировок в бассейне и на море.

Сам Руди родился на Кубе в семье, по-видимому, до Кастро не бедной – у них был дом и в Майами. Однако в детстве, чтобы поддержать родителей, приходилось зарабатывать на жизнь подводной охотой, и уже в двенадцать лет он нырял на 30 метров. Нырять глубоко на Кубе, где почти все кубинцы - охотники (известно что и Фидель - страстный охотник) просто необходимо, чтобы добыть приличную рыбу, а клетки для ловли лангустов лучше запрятывать в щелях поглубже. Руди рассказывал, что его клети никому не удавалось достать, и это давало огромное преимущество. Ясно, что об аквалангах в те времена в такой стране можно было только мечтать...

Пойманную рыбу он продавал, и порой покупателями были советские специалисты, так что представление о русских он уже имел. Может быть, поэтому охотно «откликнулся» на USSR freediving team.

Будучи человеком пытливым, Руди стал систематизировать опыт ныряльщиков, сопоставляя со своим собственным. Совместная работа с Пипином, непосредственное участие в подготовках к мировым рекордам, серьезное изучение физиологии спорта позволило ему создать собственную систему.

Сейчас Кастинейра наиболее авторитетный тренер, его рекомендациями пользуются почти все выдающиеся фридайверы, он охотно принимает участие в разработке индивидуальных программ для тех, кто идет на достижение нового мирового рекорда.

Примерно по такому сценарию начинали развиваться события и у Ясмин Далкилич, и у Дэвида Ли, и у Топи Линтукангаса, последнего рекордсмена мира в анасистед - нырянии без ласт, достигшего 3 ноября 2002 года глубины 60 метров за 1 мин 59 сек!

Характерно, что новые рекордсмены - это атлетически сложенные люди (кстати, как и сам Кастинейра), вполне «олимпийского» вида. Время любительства во фридайвинге уходит в прошлое, и будущее в этом в виде не за йогоподобными ныряльщиками, способными удивить блестящими достижениями в статической задержке дыхания, а за спортсменами с хорошо развитой мускулатурой, привычной к недостатку кислорода. Ведь на больших глубинах приходится преодолевать силу тяготения и плыть (идти) надо достаточно быстро и в условиях кислородного голода...

Видимо, по этой причине в «Дайвинг Фри» такая дисциплина, как статическая задержка дыхания попросту отсутствует, и вообще отношения к статике, как отдельной дисциплине у Кастинейры весьма прохладное - это всего лишь вспомогательной элемент тренировок, высокие результаты в ней не гарантируют успеха на погружениях в глубину.

Тем не менее, статическая задержка дыхания, но только на выдохе и в качестве разминки при подготовке к нырку (npsa-negative pressure static apnea) является непременным атрибутом как тренировок в бассейне, так и на море, только в этом случае проводится на глубинах 15 и 18-20 метров. Упражнение тяжелое, но при этом обеспечивается эффективное включение так называемого водного рефлекса млекопитающих (замедление пульса и перестройка круга кровообращения - снабжается в основном головной мозг, оставляя мышцы конечностей в дефиците снабжения О2).

Причем npsa предваряет цикл из полного дыхания - неторопливого, с последовательным заполнением нижней, средней, верхней и в комбинации с расслаблением плечевых мышц задней верхней частей легких.

Интересно, что «полное дыхание», практикуемое в его школе, как заметил Михаил Артамонов, напоминает тибетское полное дыхание, причем замедленное, ну а паккинг-заглатывание воздуха ртом используется только в конце дыхательного цикла, но осторожно т.к. неумеренная «упаковка» может легко привести к травмам (вплоть до перелома ребер).

Сам по себе паккинг способствует заполнению воздухом и желудка, который используется для продувания на больших глубинах (наверное, уместнее использовать западный термин – equalizing).

Так как полностью продуться обычным способом выдувания в нос на глубине свыше 40-45 метров невозможно, приходиться включать диафрагму – можно лишь облегчить боль в ушах и с этим «лететь вниз», уши при этом, как правило, не рвутся, все таки относительный перепад объема на этих глубинах к разрыву не приводит.

Аквалангисты подобных ощущений не испытывают, так как их легкие заполнены полностью, тогда как у фридайверов на глубинах порядка 50 метров воздуха в легких недостаточно (мягко говоря, его почти нет) для эквалайзинга, и без сокращений диафрагмы не обойтись.

В рамках одной статьи рассказать обо всем новом, что мы узнали, наверное, невозможно, отмечу лишь, что результаты применения его методики испытал на себе и Михаил Артамонов. Он очень быстро, как и Павел Казанков, «въехал» на тренировках в Бодруме - Миша легко достигал глубины 47 метров, Павел играючи, в анасистед (без ласт) нырял на 37 м –барьером было лишь давление, уравновесить которое не удавалось, как он сам признается.

Мне же удалось оценить преимущества методики Кастинейры уже после приезда – проныривания после npsa и глубокого дыхания пошли значительно комфортнее. Замечательным в его методике является и то, что им создана собственная система подготовки фридайверов, рассчитанная на специализированные тренировочные циклы. Подготовительный - в сочетаниии с весьма умеренными гипоксическими нагрузками и акцентом на общефизическую и специализированную мышечную подготовку ОФП, основной - ОФП в сочетании с тренировками на задержку дыхания в динамике, и заключительный, в котором собственно ОФП сведено до минимума и основной упор – подготовка к рекорду с небольшим количеством про или заныров на 70% - 80% от намеченного максимума.

Понятно, что постоянно повторяющиеся усилия в задержке дыхания в течение продолжительного времени бессмысленны и наверное неполезны -приручения организма к гипоксии должно вестись аккуратно, не ослабляя его резервы.

Исследования, проведенные с фридайверами, тренирующимися в нашем клубе в клинике Гипоксия Медикал Академия в Москве показали, что адаптация организма к гипоксии приводит к перестройке иммунной системы. Длительные гипоксические нагрузки непременно должны «подпитываться» витаминами, причем тех, что содержатся в овощах и фруктах может оказаться недостаточно (так что при подготовке к рекордам без таблеток не обойтись).

Это не означает, что все фридайверы – схимники. Как раз наоборот, умение отдыхать - непременный атрибут, как и жизнерадостность (всем известны кадры с Жаком Майолем, показывавшегося, как правило, в сопровождении прекрасных ныряльщиц...)

Вообще умение радоваться - весьма характерная особенность людей, посвятивших себя этому спорту, я не знаю ни одного контрпримера. Иметь дело с Руди и приятно и интересно, у него хорошо развитое чувство юмора, он жизнерадостный и доброжелательный человек, начитанный (железный занавес, наверное, поспособствовал)… Прекрасный рассказчик с очень образной речью, можно было бы издать отдельный сборник его рассказов, его лекции больше походят на беседы, истории о «методах» Пипина сделали понятным его стремление к предельной безопасности фридайвинга как дисциплины.

Я хорошо помню, как внимательно он следил за всеми нашими нырками. Не было случая, чтобы он, или Ясмин, или Дэвид не встречали нас на глубине 10-15 метров, сопровождая до поверхности. Когда же Ясмин снимала нас на видео, она одновременно с нами уходила вниз, сопровождая видоискателем почти до конца... а всплывала позже.

О ее технике нужно говорить отдельно - ни одного лишнего движения, полное соответствие водной среде и, конечно, моноласта («разделки» и в этом виде подводного плавания как и в скоростном и подводном ориентировании скоро уступят свое место моноласте).

Мы сняли на пленку все наши тренировки и дисскуссии, так что тех, кому интересен фридайвинг, ждем у нас в клубе.

В заключение приносим нашу благодарность Сергею Грибалеву и Павлу Казанкову, участникам нашего выездного семинара, за помощь в подготовке материалов этой статьи и за работу по подготовке методического материала на основе дисскуссий и совместных тренировок, и, конечно, Ясмин Далкилич, Дэвиду Ли и Руди Кастинейре за плодотворное обсуждения и «науку», а также поздравляем Павла Казанкова за третье место на Кубке Мира по фридайвингу в динамическом апное, проводившемуся в октябре 2002 года на Гаваях.