Каким было ваше незабываемое погружение?

28.08.19

Брук Мортон попросила нескольких известных дайверов рассказать о своем самом лучшем погружении.

Как ни странно, самое глубокое погружение – или самое адреналиновое – редко производит неизгладимое впечатление и запоминается на всю жизнь. Едва ли. Надолго остаются в памяти моменты, которые что-то меняют в нас, меняют наши представления о том, что возможно в окружающем нас мире.

Мы поговорили об этом с фотографом National Geographic Дэвидом Дубиле, океанографом Сильвией Эрл, Филиппом Кусто младшим и его женой Эшлан.

Дэвид Дубиле

Залив Скорсби, Гренландия

Каким было ваше незабываемое погружение?

Биография: Подводный фотограф Дэвид Дубиле – самый публикуемый автор журнала National Geographic (75 публикаций до настоящего момента). Кроме того, Дэвид выпустил 12 книг, посвященных красоте и разнообразию подводного мира. Член Королевского географического общества.

Я нырял с акулами во Французской Полинезии, с крокодилами на Кубе, с морскими львами в Австралии. Я погружался на линкор «Аризона» в Пёрл-Харборе. Но что я люблю больше всего – что меняется каждую секунду, удивляя чем-то новым – это айсберги. Это абсолютная и точная метафора океана. Вы видите лишь малую часть на поверхности, остальное скрывается ниже поверхности воды – незримое и пластичное. Таинственное, прекрасное, готовое в любой момент внезапно возникнуть перед вами.

Дайвинг среди айсбергов со стороны кажется несложным занятием, но он чрезвычайно опасен. Вы должны тщательно выбрать правильное место. Никогда не приближайтесь к айсбергу с отверстиями – он перевернется. Я был в зодиаке, который должен был высадить нас возле айсберга. Прежде чем мы успели подойти достаточно близко, айсберг опрокинулся – нижняя его часть оказалась на поверхности, а верхняя ушла под воду. Если бы мы были в воде в этот момент, мы бы погибли.

Каким было ваше незабываемое погружение?

Мне повезло работать с журналом National Geographic и кораблями Lindblad Expedition – мы побывали в таких местах, куда иначе добраться невозможно. Каждый из кораблей – это волшебный ковер-самолет, который готов доставить своих пассажиров в самые далекие, затерянные уголки мира – такие, как западное побережье Гренландии и залив Скорсби. Этот залив достигает 200 км в длину, он изгибается змеёй, врезаясь вглубь острова. Если повезет, то он бывает свободен ото льда в течение нескольких недель в сентябре – и тогда можно в него зайти. Там мы обнаружили великолепное место для погружений. Лед по краям Гренландии подтаивает и соскальзывает в море, где его отшлифовывает волнами. Ты ныряешь в воду, словно в дайкири со льдом – но холоднее. Знаете, как от глотка холодной воды зубы ломит – только тут вы в этой воде целиком. У вас есть час, может полтора, прежде чем ваши руки онемеют так, что вы не сможете фотографировать.

Так что вы плаваете вокруг в поисках самого лучшего кадра. Можно сделать шикарные фотографии, но это невероятно сложно. Каждый кадр уникален.

Некоторые дайверы приезжают в Арктику ради морских животных. Но мы здесь ради льда. Он великолепен. Пожалуй, это самое величественное зрелище на планете.

Сильвия Эрл

Национальный морской заповедник Flower Garden Banks

Каким было ваше незабываемое погружение?

Биография: Океанограф Сильвия Эрл – первая женщина, ставшая главным научным сотрудником в NOAA (Национальное управление океанических и атмосферных исследований). Член Королевского географического общества, участница и организатор более ста экспедиций по всему миру, в общей сложности провела под водой более 7 тысяч часов. Возглавляет Mission Blue, глобальную коалицию по защите океана.

На часах было ровно 21:15, когда на наших глазах риф буквально взорвался новой жизнью. Был август, год точно не помню – где-то в 1990-х. Мы были на глубине около 20 метров на рифах национального морского заповедника Flower Garden Banks, одного из 14 подводных заповедников США.

Размножение кораллов – это не только сами кораллы, выпускающие в воду сотни, если не тысячи личинок. В этом процессе участвует множество других организмов. Офиуры поднимают вверх свои «ручки», чтобы поймать личинок. Рыбы, как уличные воришки, торопятся ухватить свой кусок добычи. Вы словно оказываетесь посреди снежной бури, где каждая снежинка – это будущий коралл. На следующее утро я увидела на поверхности воды группы личинок, уплывающих куда-то, где они заселят кораллами новые территории.

Каким было ваше незабываемое погружение?

Интересная особенность в том, что все кораллы размножаются одновременно. Такое впечатление, что в какой-то момент кто-то говорит: «Пора!» - и все приходит в движение. Должны совпасть какие-то условия – фаза луны, температура воды, окружающие условия в воде, – чтобы процесс запустился. Впервые я познакомилась с этим явлением в 1992 году, когда посмотрела фильм Coral Sea Dreaming режиссера Дэвида Ханнана. Если кто и видел размножение кораллов до него, они об этом не сообщали.

Если вам удастся увидеть это чудо природы хоть на минуту – вы счастливчик. Этот процесс свершался в течение сотен тысяч лет, но лишь недавно люди смогли его увидеть, благодаря изобретению акваланга. Мы – новички в море. Самое важное в дайвинге – это доступ к тайнам океанов, которого мы не имели прежде. Мы можем познакомиться близко с морскими обитателями – так, как не могли раньше, просто проплывая мимо. Вы можете понять, что каждая рыба имеет свой характер – как Джейн Гудолл различала по характеру своих шимпанзе.

В то же время, у рыб есть лица. У них есть индивидуальность. Дар подводного плавания с аквалангом позволяет нам ненадолго задержаться в их мире. Но что радует меня больше всего в таких событиях, как размножение кораллов – так это то, что океаны обновляются, они продолжают жить. И это чудесно.

Филипп Кусто младший и Эшлан Кусто

Маршалловы острова

Каким было ваше незабываемое погружение?

Биография: Филипп Кусто младший, внук великого первооткрывателя Жак-Ива Кусто, основатель компании EarthEcho International, которая привлекает молодежь к работе по защите океанов. Вместе с женой, Эшлан Кусто, он снимает телешоу Caribbean Pirate Treasure («Сокровища пиратов Карибского моря») на канале Travel.

ФК: В 2015 году до нас дошли слухи, что люди, нырявшие на Маршалловых островах, сообщают о массовых скоплениях темнопёрых серых акул. Это казалось невероятным, учитывая что эти острова расположены прямо рядом с атоллом Бикини, где проводились крупнейшие испытания ядерные бомб за всю историю США. Но нам стало любопытно, так что мы отправились туда. Мы бросили за борт приманку. И сразу же увидели их в воде возле корабля.

ЭК: Они были как щенки – отталкивали друг друга, чтобы посмотреть на нас.

ФК: Я никогда раньше не видел, чтобы акулы так себя вели. Да еще в таком месте. Ведь здесь была взорвана крупнейшая термоядерная бомба – и такой всплеск жизни… Там было 60, 70 акул.

ЭК: Мы посчитали и поняли, что их была почти сотня. Темнопёрые серые акулы невелики по размеру. Они очень быстро двигаются. Очень шустрые и очень любопытные.

Каким было ваше незабываемое погружение?

ФК: Дело в том, что этот вид акул не мигрирует. Если все острова в округе были стерты с лица земли, а до соседних атоллов сотни километров, то возникает вопрос, как им удалось восстановить популяцию? Мы поставили маячки на 17 особей, чтобы попытаться выяснить их возможные маршруты передвижения.

ЭК: Куда бы мы не плыли, эти акулы следовали за нами. От атолла к атоллу. Видимость под водой была фантастическая – лучшая, что я видела за всю свою жизнь. Не меньше 75 метров. Маршалловы острова – это наиболее удаленная от цивилизации точка, где мне удалось побывать. Это невероятное, головокружительное чувство: понимать, что ты – крошечная точка посреди огромного океана.

ФК: Вот что делает этот опыт уникальным. Это одно из таких мест, забыть которые невозможно.

ЭК: Эта поездка превзошла все наши ожидания. Мы ныряли с таким количеством акул, что иногда из-за них не было видно поверхности воды над нами. Маршалловы острова ждут тех искателей приключений, кто хочет пережить незабываемый опыт, какой бывает только раз в жизни.

Подводный портал www.tetis.ru по материалам сайта www.scubadiving.com

Каким было ваше незабываемое погружение? Расскажите на форуме.