"Круглый стол" по вопросам безопасности в техническом дайвинге

10.07.12

\'Круглый стол\' по вопросам безопасности в техническом дайвинге

На Московском международном фестивале "Золотой Дельфин" состоялся "круглый стол" на тему "Безопасность в техническом дайвинге". Организовано это мероприятие было журналом "Нептун XXI век" при поддержке Межведомственной комиссии по водолазному делу при Морской коллегии при Правительстве РФ.

В конференц-зале Московского международного дайверского фестиваля "Золотой Дельфин" собрались технические дайверы и профессионалы из МЧС, опытные инструкторы различных систем обучения и коммерческие водолазы, водолазные врачи и их потенциальные пациенты - все те, кто регулярно рискует своей жизнью, уходя под воду. И неважно, что одни это делают ради заработка, а другие для "фана" и "драйва", все готовы были задавать друг другу достаточно острые вопросы и были готовы отвечать на них. Трагические события на Голубом озере в январе 2012 года, не оставившие равнодушными как дайверов, так и водолазов-профессионалов, четко обозначили тему диалога. Много вопросов было у участников и к Мартину Робсону, и к одному из старейших водолазных врачей России Геннадию Михайловичу Соколову, посвятившему более 50 лет своей жизни лечению "кессонной болезни"… "Рабочая схема взаимодействия государственных и негосударственных структур в области проведения любительских подводных спусков в современной России практически отсутствует, поэтому давно назрел здоровый и конструктивный диалог всех заинтересованных сторон!" - такими словами открыла дискуссию ведущая "круглого стола" Ирина Кочергина, главный редактор журнала "Нептун XXI век".

Геннадий Михайлович Соколов, ведущий научный сотрудник Института медико-биологических проблем РАН

Все, кто занимается дайвингом и водолазным делом, знают, что наше занятие связано с повышенным риском для здоровья и жизни, поэтому спусками под воду занимаются фанаты своего дела. Эти люди идут на разумный риск и стараются, чтобы все их спуски под воду были безопасными. Однако несчастные случаи неизбежны.

Что касается ЧС на Голубом озере 19 февраля 2011 года и лечения пострадавшего М. Робсона, хочу отметить, что к лечению пострадавшего британского дайвера я приступил спустя 30 часов. При этом, по французским правилам, критический срок оказания помощи при ДКБ - всего 6 часов без гарантий, что человек выживет и не останется навсегда инвалидом. Поэтому результаты декомпрессионной терапии в Сочинском барокомплексе превзошли все ожидания спецфизиолога. Это было лучшим лечением за всю мою практику, когда почти парализованный человек самостоятельно встал и пошел!

Ведь ДКБ - это для нас проблема чрезвычайной сложности во всех направлениях: как с точки зрения правильной диагностики заболевания, так и выбора правильного метода лечения. Ни одно заболевание не имеет столько симптомов, как декомпрессионная болезнь!

Проанализировав несчастный случай на Голубом озере, доктор Соколов предложил аудитории перечень срочных мер по обеспечению безопасности при глубоководных спусках, с точки зрения спецфизиолога.

1. При подготовке снаряжения к предстоящему спуску настройка подводного компьютера является чрезвычайно важным моментом, а график погружений должен учитывать все нюансы: от правильного чередования глубины спусков до учета температурных режимов при декомпрессии.

2. Техника должна соответствовать всем требованиям оказания помощи, поэтому в стране крайне необходим полный реестр барокамер вместе с адресами, всеми возможными способами скорейшей доставки туда пострадавших, лечения их, в том числе и с использованием кислородных барокамер.

3. Необходимо прописать регламент оказания помощи пострадавшим от ДКБ в нормативных документах, на данный момент этого нет.

4. Необходимо прописать перечень первоочередных мероприятий по оказанию помощи пострадавшим от ДКБ непосредственно на месте погружения.

Закончив свое выступление, Геннадий Михайлович пожелал всем безаварийных погружений: "Пусть у нас, водолазных врачей, будет как можно меньше работы по лечению заболеваний, и тогда все усилия мы бы направили на их профилактику!"

\'Круглый стол\' по вопросам безопасности в техническом дайвинге

Евгений Глухов, главный водолазный специалист МЧС России

Уважаемые друзья, мы действительно рады, что МЧС России удалось провести эту сложную эвакуацию и обеспечить лечение. Когда туристы идут в горы, об этом принято оповещать спасателей. Так почему же эта система не работает у вас, в дайверском сообществе? Почему при организации подобных экспедиций заранее не написать официальное письмо в МЧС России, не предупредить заранее о том, что планируется, и обсудить возможные варианты обеспечения безопасности?

Для спасателей МЧС России совершенно неважно, о ком идет речь, какой он национальности, дайвер он или профессиональный водолаз. Он для нас - пострадавший человек, и ему будет оказана всяческая помощь.

Был задан вопрос о стоимости спасательной операции, готов сообщить. Перелет самолета Ил-76 МЧС России, с транспортабельной барокамерой на борту, по маршруту Москва- Адлер-Минводы-Адлер-Москва обошелся бюджету в 4,5 млн рублей. Работа стационарного барокомплекса Южного регионального поисково-спасательного отряда (г. Сочи) - порядка 200-250 тыс. руб.

Кроме того, Туапсинским филиалом отряда Центроспас в стационарный барокомплекс МЧС России автотранспортом были доставлены дополнительные баллоны с весьма дорогостоящим гелием для обеспечения лечения пострадавшего иностранного гражданина Мартина Робсона.

Не следует забывать, что МЧС России существует на средства налогоплательщиков, а это - наши с вами средства!

От всего сердца хочется поблагодарить всех непосредственных участников этой спасательной операции, особенно Геннадия Михайловича Соколова, старшего научного сотрудника ГНЦ РФ - ИМПБ РАН, специально прибывшего из Москвы для руководства проведением лечения; врача барокомплекса ЮРПСО МЧС России Илью Ивановича Гапонова. Вместе с Мартином Робсоном на протяжении всего лечения в барокамере находился фельдшер ЮРПСО МЧС России Денис Михайлович Морозов, который проводил все необходимые медицинские мероприятия для пострадавшего, обеспечивал санитарно-гигиенический уход; другу и переводчику Мартина Михаилу Широкову.

Обслуживание систем жизнеобеспечения барокомплекса осуществляли главный водолазный специалист отряда Игорь Константинович Гусаров и инженер Владимир Викторович Солопов.

Евгений Глухов рассказал о мерах, которые предпринимаются в системе МЧС России для строительства новой инфраструктуры, направленной на обеспечение безопасности водолазных спусков на территории всей страны. В качестве доказательства главный водолазный специалист МЧС России предъявил дайверской аудитории обновленный, впервые опубликованный в журнале "Нептун XXI век", полный список мобильных и стационарных барокомплексов с транспортабельными барокамерами МЧС России, с географией от Калининграда до Южно-Сахалинска.

\'Круглый стол\' по вопросам безопасности в техническом дайвинге
Геннадий Соколов
  \'Круглый стол\' по вопросам безопасности в техническом дайвинге
Игорь Галайда
 
\'Круглый стол\' по вопросам безопасности в техническом дайвинге
Вадим Семенцов
  \'Круглый стол\' по вопросам безопасности в техническом дайвинге
Марат Кударов

Мартин Робсон, технический инструктор, Великобритания

Главная цель моего присутствия здесь - это сказать несколько слов о безопасности при глубоководных погружениях, - сказал Мартин.

- Но речь не обо мне конкретно; я - всего лишь показательный пример. Если каждый дайвер поймет, что с ним может случиться то же самое, и серьезно задумается о безопасности, то это и будет самым положительным эффектом от моего негативного опыта! Проблема декомпрессионных заболеваний у рекреационных дайверов обычно одна, но большая - нарушение графика всплытия и слишком быстрый подъем на поверхность. У технических дайверов этого практически не бывает, поскольку каждый шаг четко прописан в их графике. Однако множество маленьких и почти незаметных проблем могут накапливаться в процессе повторяющихся спусков вкупе с нарастающей глубиной.

Я не знаю точно, почему так случилось со мной. Никаких видимых проблем не было. Я нырял на Голубом озере каждый день и помногу. И воду +7 °С я для себя холодной не считаю, поскольку декомпрессия подо льдом за Полярным кругом при -1 °С была гораздо серьезней. И технически у меня все было нормально. И график декомпрессии я соблюдал. Возможно, комбинация малозаметных маленьких проблем и привела к тому статистическому моменту, когда наступил тот день, что пора "закессонить". Вероятно, это и было причиной.

Теперь из опыта выживания. Я считаю, что во время спуска все зависит от того, как ты настроил свою голову. Если уверен, что с тобой все будет хорошо, скорее всего, так оно и будет. Поскольку речь идет об исследовательских спусках, которые отличаются от обычных, любительских, глубиной погружения и временем экспозиции, то степень риска, которую мы принимаем на себя, значительно выше, чем при обычных погружениях. Если ты знаешь, что идешь туда, где до тебя никто не был, то все факторы будут направлены против тебя, и ты это понимаешь. К сожалению, в исследовательских спусках ты как бы "раздаешь карты" против самого себя. Например, производитель ребризера, с которым я погружался, изменил характеристики аппарата, специально увеличив глубину погружения до 200 метров, но на такой глубине его еще никто до меня не использовал. И эти ребята сказали мне: знаешь, вообще-то, он должен работать, но если вдруг не будет, то мы хотим, чтоб ты нам рассказал, что с ним не так…

Я надеюсь, что вскоре мне удастся собрать воедино все данные со всех приборов - с электроники ребризера и с дайв-компьютеров, и я составлю полный профиль своих погружений на Голубом озере. Это не будет секретом, все это я выложу на своем сайте. Пока же воспользуюсь моментом, чтобы передать мои письма благодарности тем людям, которые принимали участие в моем спасении. Пусть они написаны по-английски, но от самого сердца. Эти люди действовали как настоящие профессионалы, которые выполняли свой долг, долг профессии, которую они для себя выбрали, и сделали они это очень хорошо! Я благодарю спецфизиолога доктора Соколова за свое второе "рождение".

Михаил Широков (г. Одесса), технический дайвер, переводчик Мартина Робсона

В любой стране безопасная организация дайвов обеспечивается ресурсом связи с местными спасателями. Плохого всегда нужно ждать, надеясь, что это никогда не случится. Дайверы, которые приехали для экспедиционных погружений, не подчиняются межотраслевым правилам, поймите! Эти люди не предназначены к сиденью на диване перед телевизором. Если есть куда нырять и куда лезть, они будут нырять и лезть. Прогресс не остановить!

И в случившемся нет никакой вины организаторов, они просто ничего не могли сделать. Всего лишь был нужен человек, который бы позвонил спасателям и предупредил их о предстоящих глубоких спусках, чтобы на всякий случай были наготове, вот и все. Жаль, что этого не сделали заранее, а забегали только, когда все произошло. Но хорошо, что в МЧС нашлась пара человек, которые не побоялись взять на себя ответственность и позвонить нужным людям - вот и все.

А вообще, в Сочинском бароцентре МЧС работают очень красивые люди. Они не взяли ни копейки денег, они не ложились спать, они не ходили есть, и жены носили им еду. И они делали это не потому, что он известный человек, они точно так же лечат других пацанов, которые ныряют за рыбой и мидиями. Я горжусь знакомством с каждым из них! Низкий им поклон.

\'Круглый стол\' по вопросам безопасности в техническом дайвинге
Евгения Болдовская
  \'Круглый стол\' по вопросам безопасности в техническом дайвинге
Михаил Широков
 
\'Круглый стол\' по вопросам безопасности в техническом дайвинге
Мартин Робсон
  \'Круглый стол\' по вопросам безопасности в техническом дайвинге
Сергей Горпенюк

Сергей Черкашин, технический инструктор PSA, водолазный специалист

Первое. Является ли технический дайвинг потенциально опасным видом активности? Да! Как, впрочем, и обычный рекреационный дайвинг.

Второе. Можно ли с этим как-то бороться? Можно. Запретить дайвинг как таковой! Или жестко зарегламентировать его, как это сделано с профессиональной водолазной деятельностью. Некоторые буйные головы именно так и предлагают. В этом случае на любительских подводных погружениях можно будет поставить жирный крест! Во всяком случае, на легальных. Но "в тени" и "за бугром" это все равно будет продолжаться, причем на гораздо более низком уровне обучения и безопасности в целом.

Значит, надо воспринимать дайвинг таким, какой он есть. Полностью риск устранить невозможно, но можно и нужно его минимизировать. И здесь я вижу всего три направления:

1. Качество подготовки. Это прямая обязанность инструкторского состава и сертифицирующих ассоциаций. К сожалению, халтуры в процессе обучения дайверов да и самих инструкторов немало.

2. Ответственность самих дайверов. Большинство несчастных случаев происходит по вине пресловутого "человеческого фактора". Нет у нас культуры погружений, как нет культуры поведения на дороге, да и в других местах. А привитие культуры - процесс весьма длительный и кропотливый.

3. Инфраструктура оказания специализированной медицинской помощи. Она у нас просто отсутствует. Недавние события продемонстрировали это во всей красе. Слава Богу, все закончилось благополучно. Но ценой, не побоюсь этого слова, героических усилий одного уникального специалиста, коих на всей Руси можно пересчитать по пальцам одной руки! И не менее героических усилий множества структур и подразделений МЧС. Системы специализированной помощи Минздрава мы не увидели даже близко. Это беда! Резюме. Относитесь к качеству своей подготовки с максимальной серьезностью; подходите к планированию и осуществлению своих погружений с полной ответственностью; и в рамках этого планирования не полагайтесь слепо на наши медицинские структуры, "прокачивайте" в каждом конкретном проекте реально работающие варианты действий в случае ЧП.

И еще раз: ответственность! Это ключевое слово в нашем деле. И, в определенной степени, залог вашего здоровья, а то и жизни…

Евгения Болдовская, заместитель генерального директора по страхованию выезжающих за рубеж, страховая компания "T.I.T."

Организация работы любой страховой компании, как российской, так и зарубежной, строится следующим образом:

Страховая компания - это финансовый институт, который разрабатывает правила страхования и заключает договора с сервисными службами, которые непосредственно занимаются помощью пострадавшим. А при возникновении несчастного случая компенсирует возникшие у пострадавшего расходы.

Сервисные службы, как российские, так и зарубежные, заключают договоры с барокамерами, службами спасения, больницами и т.п. При возникновении несчастного случая застрахованный должен позвонить по телефону круглосуточной сервисной службы и назвать место своего пребывания и характер полученного заболевания. Сервисная служба сама организует доставку пострадавшего в медучреждение и оплачивает его лечение. Если застрахованному по медицинским показаниям противопоказана транспортировка и необходимо задержаться в месте прохождения лечения, то страховая компания оплатит проживание и замену билетов.

В массовых местах погружений были урегулированы сотни страховых случаев, в том числе со сложными эвакуациями спасательными службами.

Проблемы могут возникать в том случае, если дайвер выбирает для погружения места, с плохо развитой инфраструктурой. В этих случаях сервисная служба пользуется структурами МЧС и/или службой медицины катастроф Министерства здравоохранения Российской Федерации на гарантийной основе (высылает письменное подтверждение оплаты услуг). Страховая компания настоятельно рекомендует своим клиентам при планировании погружений в удаленных от цивилизации местах заранее согласовывать свои маршруты со страховой компанией. Мы, в свою очередь, совместно с нашими сервисными службами прорабатываем схемы спасения наших застрахованных и объясняем им все возможные варианты с расчетом времени, расстояний и наличием специализированных медицинских учреждений в данных регионах, чтобы клиенты четко понимали степень риска и все возможности и сервисных служб, и служб спасения.

Если в силу обстоятельств застрахованный самостоятельно обратился за помощью в российское медицинское учреждение, то ему необходимо получить от врача документ, в котором четко прописан его диагноз и лечение, и обязательно стоимость оказанных услуг. А также любой документ, подтверждающий, что клиент произвел самостоятельную оплату услуг: чек, квитанция и т.п. Если в клинике отказываются выдать документ, подтверждающий расходы пострадавшего, необходимо связаться с сервисной службой, которая посредством своих представителей оплатит вместо него данное лечение, а в дальнейшем счета будут выставлены в страховую компанию. Например, подобный случай был в районе г. Балаклава (п-ов Крым). У застрахованного было подозрение на декомпрессионное заболевание, после звонка по указанному в страховом полисе компании "T.I.T." телефону сервисная служба незамедлительно связалась со своим представителем в данном регионе, и он организовал транспортировку и медицинское обследование пострадавшего в г. Севастополь в Академии им. П.С. Нахимова. Все счета за транспортировку и медицинское обслуживание были оплачены страховой компанией, клиент самостоятельно ничего не оплачивал.

На будущее хочу обратить внимание на главную ошибку клиентов: при наступлении страхового случая они или не сообщают, или не сразу сообщают о своем страховом случае в сервисную или страховую компании. Чем раньше мы узнаем о страховом случае, тем быстрее начинаем реагировать, и нам проще и быстрее самим собрать те документы, которые в итоге необходимы для выплаты компенсации.

\'Круглый стол\' по вопросам безопасности в техническом дайвинге

Михаил Школьников, вице-президент Федерации подводного спорта России

Человек всегда пытался и будет пытаться заглянуть в неведомое и расширить границы своих возможностей. И на протяжении всей истории освоения подводного мира находились, и будут находиться, смелые люди, которые это делают. Их имена вошли в историю: Кусто, Майоль и многие другие.

Риск присутствует во всех сферах человеческой жизни, и несчастные случаи происходят и вне экстремальных увлечений: бытовые травмы, аварии на дорогах и т.д. Дайвинг - лишь одна из многочисленных граней человеческой деятельности, связанной с риском. Если происходит несчастный случай, из него надо извлекать уроки и расширять понятие "безопасность". Бесценный опыт, добытый порой ценой жизни, необходимо обобщать, ни в коей мере не осуждая действия участников, анализировать, делать выводы и широко распространять информацию, которая в дальнейшем поможет не повторить ошибок.

По моему мнению, для минимизации рисков при совершении экстремальных погружений требуется серьезное отношение к нескольким простым вещам:

1. Поддержание высокого уровня личной квалификации и физической формы.

2. Способность каждого критически оценить уровень собственной подготовки и готовности к тем или иным действиям в рамках распределения "ролей" среди участников проекта.

3. Пригодность и исправность подводного снаряжения и оборудования.

4. Анализ и прогнозирование всех предполагаемых сценариев развития событий.

5. Наличие и готовность инфраструктуры и служб, обеспечивающих безопасность (барокамеры, транспорт, специалисты), и финансовых механизмов (страхование рисков).

Запрещать такие попытки бессмысленно. Ограничения посредством законодательных "рычагов" приведут лишь к уходу подобных экспериментов в подполье, где люди будут продолжать свои опыты. Но уже точно без должного технического и материального обеспечения, что, в свою очередь, приведет только к увеличению количества несчастных случаев. Вспомним хотя бы пример аналогичной ситуации из советского прошлого, когда велись гонения на боевые искусства и культуризм.

Поиск виноватых в данном случае ничего не даст, поскольку закон не был нарушен. Де юро - преступления нет. Остальное, увы, дело совести. Будущее - только в информировании общественности и просвещении. Постановкой рекордов и экстремальными исследованиями занимаются взрослые люди, каждый из которых сам отвечает за собственные решения и поступки.

В.Н. Семенцов, главный внештатный специалист по водолазной медицине ФМБА России

Эпизод тяжелой формы кессонной болезни, случившийся с англичанином и технодайвером Мартином Робсоном во время декомпрессии в глубинах Голубого озера, и последовавшая затем, не побоюсь этого слова, масштабная спасательная операция МЧС и эвакуация Мартина авто- и авиатранспортом к ближайшей действующей барокамере в Сочи, самоотверженность и высочайшая квалификация доктора по водолазной медицине Геннадия Михайловича Соколова и всех спасателей привели к благоприятному исходу: Мартин "Геннадиевич" Робсон на своих ногах отбыл на родину.

Вместе с тем, у российских дайверов - участников конференции возникли вполне естественные вопросы - будет ли организованно нечто подобное по спасению российского дайвера, куда обращаться за медицинской помощью и кто несет ответственность за медицинское обеспечение любительских водолазных спусков.

На эти и многие заданные здесь вопросы по медицине я постараюсь ответить максимально подробно.

Несколько слов о себе - врач по водолазной медицине, профпатолог, оксигенобаротерапевт, оториноларинголог, кандидат медицинских наук; общественный инструктор подводного плавания СССР, водолаз, акванавт, инструктор CMAS***. Из перечисленного следует, что мне хорошо знакомы проблемы любительского дайвинга и профессиональных водолазных работ. В течение трех месяцев стажировался на базе Французской федерации обучения подводному плаванию (FFЕSSM) под Марселем.

Во Франции мало найдется дайверов, не имеющих лицензии на погружения. В эту лицензию входит и медицинская страховка, обозначающая гарантию своевременной эвакуации в ближайшее лечебное учреждение, специалисты которого окажут медицинскую помощь, в том числе и высококвалифицированную. На побережье Средиземного моря и Атлантики Франции задачу эвакуации успешно выполняют подразделения морских пожарных, аналог российских спасателей.

Такая система страхования рисков и оказания помощи носит название "Асистанс". При ней страхователь оперативно оплачивает эвакуацию, лечение и репатриацию (при необходимости) пострадавшего при страховом случае.

На мой вопрос, можно ли погружаться во Франции без лицензии, последовал ответ - да, можно, но в этом случае вся ответственность (в том числе и финансовая) лежит на самом дайвере.

По приезде с первым инструкторским сертификатом CMAS в Россию я рассказал президенту КПДР В.Г. Сташевскому о необходимости страхования дайверов, и мы вместе попытались внедрить подобную систему страхового лицензирования в России. Что из этого получилось - вы можете видеть… Оно и понятно - одно дело побережье Средиземного моря, а другое - необъятные и неисчислимые акватории России, с которых эвакуировать пострадавшего дайвера представляется довольно затруднительным.

Поэтому в России приживается другая система страхования любителей, основанная на компенсации финансовых средств, израсходованных дайвером на свою транспортировку к барокамере и лечение после предъявления подтверждающих расходы документов в страховую компанию.

На вопрос о том, кто несет ответственность за организацию медицинского обеспечения погружений дайверов, отвечаю: никто. И не будет нести до тех пор, пока не будет определен статус дайверов в нормативных документах, утвержденных государственными структурами: дайверы - это туристы, спортсмены, любители активного отдыха или кто-то еще?

В России есть две общественные организации - Конфедерация подводной деятельности РФ и Федерация подводного спорта России, которые призваны заниматься организацией всех сторон дайвинга, в том числе безопасности и медицинского обеспечения любительских погружений.

Есть Министерство спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации с агентствами "Росмолодежь " и "Ростуризм", которое могло бы создать нормативно-правовую базу любительского дайвинга и определить статус дайверов по инициативе этих общественных организаций.

Вы можете спросить: неужели в России некому заниматься организацией медицинского обеспечения погружений под воду? Ну, конечно же, есть: Минздравсоцразвития поручило ФМБА России организовывать медицинское обеспечение водолазных и кессонных работ, что оно успешно и давно делает. Так в том-то и дело, что работ, которые выполняют профессиональные работники: водолазы и кессонщики, статус которых прописан во множестве нормативных документов.

Из положения о Федеральном медикобиологическом агентстве

Пункт 5. Федеральное медико-биологическое агентство осуществляет следующие полномочия в установленной сфере деятельности: ...5.10.1. медицинская помощь, включая медико-санитарное обеспечение работников обслуживаемых организаций, в том числе при подготовке и выполнении космических полетов по пилотируемым программам, при проведении водолазных и кессонных работ (выделено авт.)... (в ред. Постановления Правительства РФ от 02.06.2008 № 423).

...7. Федеральное медико-биологическое агентство не вправе осуществлять в установленной сфере деятельности нормативно-правовое регулирование, кроме случаев, устанавливаемых указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации (www.fmbaros.ru).

Обращаю ваше внимание на последний пункт - ФМБА России не вправе создавать нормативно-правовую документацию, в том числе и по организации медицинского обеспечения погружений любителей.

Отвечая на второй поставленный мне вопрос о медицинской помощи дайверам, отмечу, что согласно Федеральному закону Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", любой гражданин Российской Федерации имеет право на оказание ему медицинской помощи в любом медицинском учреждении России, в том числе и подведомственном ФМБА России.

Вопрос - на каком основании будет оказываться высококвалифицированная помощь дайверам в барокамере?

Ответ один - на коммерческой основе, т.е. платно. Тут-то и пригодится страховой полис, который гарантирует возмещение финансовых затрат. А они могут быть немалыми: в России стоимость одного часа, проведенного в барокамере при лечебной рекомпрессии, может составлять от 400 до 800 рублей, а таких часов может быть немало…

Дайверов-любителей насчитывается в России более 100000, а учреждений ФМБА России и организаций МЧС, оснащенных водолазными (медицинскими) барокамерами, - не больше двух десятков.

К ответу на первый вопрос об организации эвакуации пострадавшего дайвера могу добавить, что если бы подразделения МЧС КабардиноБалкарии заранее знали о предстоящих глубоководных погружениях Мартина Робсона в Голубом озере, то последствия были бы менее трагичными и затратными.

Таким образом, можно сделать следующие выводы - при планировании организации любительских погружений необходимо:

- уточнить местонахождение ближайшего к месту проведения подводных спусков медицинского учреждения с действующей водолазной барокамерой и заключить с ним договор;

- поставить в известность местное подразделение МЧС о намерении в проведении подводных спусков с их полной характеристикой;

- застраховать всех дайверов.

Кстати, профессиональным водолазам запрещено совершать глубоководные погружения при отсутствии врача по водолазной медицине и водолазной барокамеры у места спусков.

В заключение хочу привести фразы из книги "Безопасность ныряния", изданной новозеландской Подводной ассоциацией: "Каждый дайвер отвечает прежде всего за свою собственную безопасность на любых глубинах… Ваша первая ответственность - вы сами".

Редакция выражает благодарность Александру Лукьянчикову и Анне Кочергиной за помощь в подготовке этого материала.