Дайвинг. О Египте, революции, акулах и дайвинге. Интервью с Хешамом Габром.

27.04.11

Ситуация в Египте, к счастью, возвращается в спокойное русло. Российским туристам наконец-то открыли долгожданный выезд в страну фараонов, к теплому, яркому и чистому Красному морю. С облегчением вздохнули многочисленные дайверы, инструкторы и владельцы дайв-центров. Специально для них мы публикуем интервью с господином Хешамом Габром – председателем Палаты дайвинга и водных видов спорта Египта (CDWS), которое он любезно дал Подводному порталу Тетис на Московском международном фестивале дайвинга «Золотой дельфин 2011».

Пятница, 18 февраля, Москва, Гостиный двор.

Дайвинг. О Египте, революции, акулах и дайвинге. Интервью с Хешамом Габром.

- Со времени нашей предыдущей встречи прошел год. Много всего случилось с тех пор, многое изменилось. Давайте начнем наше интервью с вопроса, который больше всего волнует наших дайверов сейчас – это политическая ситуация в Египте. Недавно власти Египта обратились к российскому Министерству туризма с предложением возобновить туристические поездки российских граждан в Египет. Могут ли они гарантировать безопасность туристов?

- Я не думаю, что российские туристы как-то отличаются в этом отношении от туристов из других стран. Ситуация в губернаторстве Красное море абсолютно спокойная. Некоторые страны, например, Великобритания, не отменяли туристические поездки своих граждан на Красное море даже во время революции. Во время революции некоторые страны приостановили воздушное сообщение с Египтом, но сейчас временный запрет снят, потому что руководство этих стран понимает, что обстановка нормализовалась. За последние 4-5 дней власти Скандинавских стран, Германии, Нидерландов и Бельгии объявили своим гражданам, что поездки на Красное море снова безопасны. И я рассчитываю, что Россия примет аналогичное решение в течение ближайшей недели. Я сам живу в губернаторстве Красное море и поэтому знаю, что там происходит. Я живу в Шарм-эль-Шейхе, там все абсолютно спокойно. В Хургаде, возможно, были небольшие демонстрации, но ничего серьезного. С каждым днем ситуация становится все лучше и более контролируемой. На самом деле, с точки зрения дайверов – чем меньше людей вокруг, тем больше морских обитателей они видят. Поэтому, даже когда авиаперевозки возобновятся, я думаю, в первые два-три месяца туристов будет меньше, чем обычно бывает в это время года. Я думаю, дайверам представится отличная возможность погружаться в море, не будучи окруженными толпами купальщиков.

- Повлияла ли революция как-то на работу Палаты дайвинга и водных видов спорта?

- Конечно, она оказала значительное положительное влияние на работу Палаты, поскольку цель революции состояла не только в том, чтобы свергнуть Мубарака, но в том, чтобы избавиться от старого режима, насквозь пронизанного коррупцией. Когда люди пытаются бороться с такой коррупцией, пытаются создать государство, управляемое не военными, не мусульманское, светское, прийти к более цивилизованному обществу – все это создает атмосферу для положительных изменений, которые не замедлят сказаться. Поэтому я смотрю в будущее с огромным оптимизмом и я очень горд, что я гражданин Египта. Я сам провел неделю на площади Тахрир вместе с демонстрантами, и я видел, кто был в числе демонстрантов. Они не принадлежали к какой-то одной социальной или политической группе. Там были абсолютно разные люди – правые и левые, образованные и необразованные, богатые и бедные, мусульмане и христиане. Я видел, как христиане защищали мусульман, когда они молились на площади. Видел, как мусульмане защищали христиан. Я никогда прежде не видел свою страну такой, никогда не видел такого единения среди ее граждан. Люди побороли свой страх, они не боятся требовать соблюдения своих прав. Они хотят лучшего будущего. Они хотят более прозрачной системы власти. Говоря о политике, я хочу отметить, что шокирован тем, как эти события освещались в российских средствах массовой информации. Характер подачи информации никак нельзя назвать нейтральным, сообщения носили крайне негативный характер. Я не знаю, кто стоит за этим, какие силы. Некоторые СМИ утверждали, что Египет превращается в мусульманскую страну. Это абсолютная неправда. Я был на площади и могу сказать, что мусульманские братья составляли не более 15-20% от числа находившихся там людей. Также ваши СМИ не хотят много говорить о демократии – вместо этого говорят о коррупции. Так что, освещение египетских событий в СМИ здесь, по мнению многих людей, с которыми я разговаривал, было необъективным.

- Боюсь, это обычная ситуация в том, что касается средств массовой информации.

- Да, я знаю. Поэтому мы планируем, как только возобновится авиасообщение, пригласить к нам в страну как можно больше журналистов, чтобы они все увидели своими глазами и могли написать в своих СМИ то, что они видели.

- Насколько я знаю, сейчас в Египте находится мало дайверов. В разосланном недавно пресс-релизе вы сообщаете, что именно сейчас дайверы могут наслаждаться красотами Красного моря как никогда – пустыми дайв-сайтами, обилием рыб.

- Да, все верно. Я рассчитываю, что эта ситуация продлится еще два-три месяца. Затем, я думаю, число туристов начнет постепенно расти. Сейчас каждый день еще одна страна объявляет туристические поездки в Египет безопасными для своих граждан. К нам уже начали приезжать туристы из Германии, Нидерландов, Бельгии, скандинавских стран. Я надеюсь, что в начале марта к нам вернутся и российские туристы. Таким образом, с каждым днем, с каждой неделей ситуация меняется к лучшему.

- К какому времени вы ожидаете возвращения численности туристов к тому количеству, которое Египет принимал до революции?

- К октябрю.

- Еще одна тема, которая взволновала российских туристов и дайверов и живо обсуждалась в СМИ и на форумах – нападения акул. Расскажите, пожалуйста, что было сделано к настоящему моменту, чтобы защитить купальщиков и любителей плавания с маской и трубкой от нападения этих хищников.

- Чтобы решить, что делать, необходимо понять, что и почему происходит. После первых двух дней мне стало ясно, что Министр окружающей среды Египта через национальные парки Египта неправильно управляет ситуацией. Они начали отлов и уничтожение акул. Очевидно, что это абсолютно неправильная политика. Я взял на себя инициативу посоветовать Министру туризма пригласить экспертов по нападениям акул, чтобы они провели все необходимые исследования, проанализировали ситуацию и порекомендовали нам, что следует предпринять. Сначала – понять, а уж потом – действовать. Как вы знаете, эксперты по нападениям акул работают в Австралии, Южной Африке и США. Мы связались со специалистами из США, и трое из них приехали в Египет. Двое работают вместе, а третий – отдельно. Это было неслучайно – мы хотели услышать разные мнения. Все трое работали независимо друг от друга. Каждый имел полный доступ ко всем свидетельским показаниям, медицинским отчетам, результатам судебно-медицинских экспертиз, разговаривал с дайверами, рыбаками. Они работали в течение 8 дней, и пришли к следующим выводам: факторы, которые способствовали нападению акул в Шарм-эль-Шейхе (там произошло беспрецедентно большое количество нападений в течение короткого периода времени и на ограниченном участке акватории), сводятся к нескольким моментам. Первое: незаконный вылов рыбы в национальных парках Египта, осуществлявшийся в последние годы из-за коррупции и приведший к снижению численности тунцов и других крупных рыб, которые являются естественной пищей акул. Таким образом, мы имеем голодных акул. И тут появляется грузовое судно, перевозящее живых овец из Австралии. И с борта этого судна выбрасывают в море погибших в пути, а также заболевших овец – всего в четырех километрах от берега. И течением их относит в сторону пляжей, где ежегодно отдыхают пять миллионов туристов, которые кормят рыб у берега семь раз в неделю, 35 миллионов раз в год. И голодные акулы приучаются питаться у поверхности, недалеко от берега. А в это время люди возле пляжей кормят хлебом мелких рыбок и плещутся в воде. Привлеченные этим акулы подплывают и видят людей, размахивающих руками (в большинстве случаев акулы кусали своих жертв именно за руки). Кроме того, два дайв-центра были вовлечены в организацию кормления акул, чтобы удовлетворить требования подводных фотографов. Исходя из этого, губернатор Южного Синая решил, что отели, которые не контролируют процесс кормления рыб на своих пляжах, будут оштрафованы на 50 тысяч египетских фунтов. Также власти Южного Синая обратились к президенту с просьбой прислать военных в Шарм-эль-Шейх, чтобы укомплектовать патрульные суда для пресечения незаконного вылова рыбы. Также военных попросили высылать корабли для сопровождения грузовых судов, перевозящих живых овец – чтобы проконтролировать, что с них ничего не выбрасывается за борт. Также мы пытаемся лучше информировать туристов, поскольку проблема кормления рыб касается не только Египта – туристы едут и в другие приморские страны, где может возникнуть аналогичная ситуация. Подобное поведение туристов невозможно прекратить только усилиями египтян – другие стран тоже должны принять участие, объясняя туристам, к чему приводят подобные действия. В данный момент мы работаем над созданием образовательного фильма на DVD. Надеюсь, скоро он будет готов. Мы планируем показывать его в самолетах и в отелях. Он поможет туристам больше узнать о подводном мире.

- Вы сказали, что отели, допускающие кормление рыб на своих пляжах, будут оштрафованы. Но как вы будете контролировать отели? Как вы сможете убедиться, что они не нарушают запрет?

- Губернатор сказал, что у нас теперь есть морская полиция, патрулирующая береговую линию. Они будут сообщать обо всех подобных нарушениях. Кроме того, со многих ботов (как дайверских, так и прогулочных) в конце дня, по дороге в порт, выбрасывают мусор прямо в море. Когда вскрыли двух первых акул, пойманных на территории национального парка, в их желудках обнаружили консервные банки и лук. Разумеется, акулы нашли все это не на огороде, и не в супермаркете. Сейчас наконец-то египетские власти просыпаются, и я надеюсь, начинают понимать, что их бездействие и безразличие могут привести к кризису в индустрии туризма.

- Я читала, что обсуждалась также возможность установки вдоль пляжей специальных сетей для защиты туристов от акул. Возможно ли это и необходимо ли это?

- Вопрос установки сетей обсуждался очень тщательно, и в результате у нас не осталось никаких сомнений в том, что, во-первых, установить можно только один тип сетей (так называемые заградительные сети), поскольку сети любого другого типа опасны для подводных обитателей. А указанные сети будут эффективны только на участках с песчаным дном, в местах, где нет волн и течений. Это означает, что такие сети можно применять не более чем на 3% территории пляжей Шарм-эль-Шейха. Палата дайвинга и водных видов спорта была категорически против концепции использования сетей, поскольку это только нанесет урон коралловым рифам и подводным обитателям. За использование сетей выступал только один предприниматель – близкий друг президента Мубарака. Вместе с губернатором они пытались переубедить меня – единственного человека, который занял позицию: никаких сетей. В результате этой конфронтации было решено, что сети будут применяться только в Наама-Бей, в 4 метрах от берега и только на участках с песчаным дном. Насколько я знаю, сейчас они установлены на пляже только одного из отелей в Наама-Бей. Поскольку во время революции выступавший за установку сетей предприниматель бежал из страны, теперь мы надеемся, что наша работа по противодействию установке сетей даже в Наама-Бей будет проще.

- Чем отличаются заградительные сети от остальных сетей?

- Они сделаны из специального волокна, и размер ячеек позволяет мелкой рыбе проплывать сквозь сеть, но не пропускает акул. Так что в таких сетях рыба не застревает и не гибнет. Насколько я знаю, такие сети используются только в Гонконге. Однако это не слишком удачное решение, поскольку сети могут использоваться только на 2-3% пляжей. Поэтому я рекомендовал правительству не рассматривать идею установки сетей на остальной части пляжей Египта. Лучший способ защитить людей от нападений акул – бороться против причин, спровоцировавших эти нападения. Важно понимать, что нападения акул будут происходить всегда. Красное море – это как лес, джунгли. Если вы отправляетесь в джунгли, вы подвергаете себя определенному риску. Хоть риск и невелик, он все же существует. При этом он настолько мал, что больше людей погибает от упавшего на голову кокосового ореха. То же можно сказать про дайвинг – это далеко не самый опасный вид спорта. Красное море, в частности возле Шарм-эль-Шейха, сегодня настолько безопасно, насколько может быть безопасным море.

- Расскажите, пожалуйста, о результатах работы Палаты дайвинга и водных видов спорта за прошедший год. Чего удалось достичь? Чего хотелось бы добиться, но не получилось?

- Год назад мы пытались добиться финансирования на создание в CDWS отделов (департаментов), которые продолжили бы свою работу, когда нынешние члены правления уйдут и будут избраны новые. В марте 2010 года нам удалось получить необходимое финансирование от Министерства туризма, и мы начали поиск сотрудников и формирование рабочих групп. Некоторые коллективы сложились раньше, одни отделы начали работу раньше, другие – позже. У нас сейчас есть кадровый отдел, который отвечает за подбор и обучение кадров. Начал работу отдел окружающей среды. Кстати сказать, первый день работы главы отдела пришелся на день первого нападения акулы.

- Тяжелое начало.

- Да, действительно. Но отдел пока еще не полностью укомплектован. Есть глава отдела, сейчас мы ищем ему двух помощников, поскольку работы в этой области предстоит много. Также нам удалось убедить Министерство туризма выделить бюджет на обучение приблизительно 20 тысяч человек, работающих в индустрии дайвинга – от компрессорщиков, до менеджеров дайв-центров. Различные курсы будут включать обучение защите окружающей среды, работе с компрессорами, проверке качества воздуха, смешиванию газов, визуальному осмотру баллонов. Также будут организованы специальные курсы для менеджеров. Как вам наверняка известно, большинство менеджеров дайв-центров практически ничего не знают о менеджменте. Чаще всего это инструктора, которые через два-три года работы в дайв-центре стали менеджерами. Теперь бюджет на обучение специалистов выделен. Мы планировали начать курсы в апреле, но в связи с недавними событиями в стране начало придется отложить – думаю, месяца на два. Так что курсы обучения начнут свою работу, скорее всего, в июне. Эта программа рассчитана на два года. Таким образом, можно сказать, что нашей основной целью в прошедшем году было создание отделов в CDWS и организация их работы. Думаю, что мы сделали около 70% этой работы. Приоритетные направления работы на ближайшие два года – окружающая среда и обучение людей, работающих в индустрии дайвинга. Моя работа в Палате дайвинга и водных видов спорта заканчивается в ноябре этого года – истекает трехлетний срок моих полномочий как председателя. Мне кажется, что я оставляю тем людям, которые придут сюда работать после меня, определенную базу для дальнейшей работы. У них теперь есть выделенный бюджет на обучение, у них есть финансовая поддержка Министерства туризма на пятилетний период, который начался в марте 2010 года. Так что, я надеюсь увидеть в CDWS новые лица и рассчитываю, что они продолжат то, что я начал.

- Сколько отделов сейчас есть в CDWS?

- Сейчас у нас есть технический отдел, финансовый отдел, отдел по работе с дайв-центрами и другими организациями, имеющими членство в Палате, маркетинговый отдел, отдел кадров и обучения и отдел защиты окружающей среды.

- Много ли человек работает в Палате?

- Около 60 человек.

- А сколько из них являются аудиторами, которые проверяют дайв-центры?

- Десять.

- Кто может принять участие в программе обучения, которую вы планируете начать?

- Все сотрудники любого из дайв-центров, клубов и др. организаций, являющихся членами Палаты дайвинга и водных видов спорта. Обучение будет проводиться бесплатно, поскольку его финансирование возьмет на себя государство. Это большие деньги – мы получили «добро» на 25 млн. египетских фунтов. Для того чтобы все было прозрачно, мы не хотим, чтобы эти деньги поступали на какой-то счет в CDWS. Для этого я разработал следующую систему. Мы объявляем о начале какого-то определенного курса обучения и называем организации, которые могут проводить этот курс. А министерство туризма заключает контракт напрямую с конкретной организацией. Наша же работа будет заключаться в том, чтобы информировать наших членов о начале курсов и записать на курсы всех желающих.

- Значит, непосредственно обучение будет проводить не CDWS?

- Нет. Этим будут заниматься независимые организации, специализирующиеся на той теме, которой будет посвящен каждый курс обучения. Некоторые из них – это международные организации. Например, курсы компрессорщиков может проводить представительство компании Bauer в Египте или компании Coltri Sub. Министерство туризма будет напрямую заключать контракт на обучение членов Палаты с этими компаниями, а мы будем только координировать работу и записывать желающих на курсы.

- Желающим записаться на курсы достаточно просто подать заявку?

- Да.

- Каковы ваши планы на предстоящий год? Будете ли вы проводить какие-то рекламные акции, чтобы вернуть туристов (в частности, российских) обратно в Египет? Планируются ли какие-либо рекламные кампании?

- Разумеется. Особенно в свете негативных отзывов в средствах массовой информации здесь. Но мы не хотим просто повторять: «Здесь безопасно, приезжайте». Мы хотим, чтобы российские журналисты приехали в Египет, увидели все своими глазами и написали об этом. Мы думаем, что это окажет большее положительное влияние.

- Это будет частью вашей маркетинговой компании?

- Да, конечно.

- Как вы планируете организовать это? Просто пригласите российских журналистов?

- Да, мы пригласим российских журналистов. Помимо этого мы рассчитываем на сотрудничество наших партнеров – таких, как Подводный портал Тетис, например. Мы надеемся, что если они увидят негативные отзывы о нас, особенно в случаях, когда эта информация не соответствует действительности, они дадут нам знать, чтобы мы могли ответить.

- Мы постараемся помочь.

- Необходимо понимать, что создание Палаты дайвинга и водных видов спорта стало неприятной новостью для старой Египетской федерации дайвинга, для Ассоциации Красного моря и некоторых связанных с этой сферой коррумпированных чиновников. Все они хотят, чтобы индустрией дайвинга руководила опять Египетская федерация дайвинга. Но эта организация была крайне коррумпирована. И, кроме того, за последние 25 лет своей работы она не проводила никаких проверок и вообще ничего не сделала. И сейчас эти люди заинтересованы в подрыве репутации CDWS. В Египте они не раз пытались обращаться к премьер-министру, в офис президента, к окружному прокурору с историями о коррупции в CDWS. Но каждый раз все эти истории оказывались абсолютно несостоятельными. Сейчас, во время революции, когда народ борется против коррумпированных чиновников, они пытаются воспользоваться моментом и повторяют все свои обвинения. Но они не преуспеют в своих попытках. У них нет ни одного шанса. Я с гордостью могу сказать, что все поездки, которые я совершаю, все дайвинг-фестивали, которые я посещаю – несмотря на то, что по закону все это должна оплачивать Палата дайвинга и водных видов спорта – я оплачиваю из своего кармана. Я не беру ни копейки из бюджета Палаты, чтобы иметь возможность ответить всем недоброжелателям. Но эти люди все равно пытаются причинить нам вред, распространяя ложную информацию и несправедливые обвинения.

- Как вы уже сказали, ваши полномочия Председателя Палаты дайвинга и водных видов спорта истекают в ноябре этого года. Чем вы собираетесь заниматься в дальнейшем?

- Я оставляю этот пост своему последователю, я не собираюсь выставлять свою кандидатуру на выборах на следующий срок. Дайвинг-сообщество должно решить, кто это будет, кто должен представлять их. Я заложил фундамент, теперь должны прийти новые люди, которые продолжат работу.

- Как проходят выборы, какова процедура?

- Все члены Палаты путем голосования выбирают 8 человек. После Министр туризма назначает 4 человек. Затем эти 12 человек садятся в одной комнате и выбирают председателя, вице-председателя и управляющего финансами.

- Они выбирают кого-то из них, из числа этих 12 человек?

- Да, верно. Члены Палаты выбирают тех, кто войдет в состав правления, а новые члены правления выбирают председателя.

- Планируете ли вы после истечения срока ваших полномочий принимать какое-то участие в работе Палаты?

- Нет, я не буду претендовать на членство в Палате, и не буду пытаться переизбраться в качестве Председателя на второй срок. Но я буду помогать работе Палаты всем, чем смогу, так сказать, извне. Я продолжу свою общественную деятельность, но сконцентрирую свои усилия преимущественно на защите окружающей среды. Посмотрим, насколько эффективной будет моя деятельность в этом направлении за рамками Палаты.

- Большое спасибо за интересную беседу. Желаю вам дальнейших успехов в ваших начинаниях.


Беседовала с господином Габром Анна Борисенкова,
Подводный портал Тетис.