"Подводные приключения 2012" - отчет об экспедиции подводных охотников в Зауралье. Часть 2.

08.08.12

День второй. Аушкуль и Уй.

Аушкуль - озеро овальной формы, длиной 2 километра, шириной около 1,5 километров. Озеро неглубокое. Средняя глубина всего лишь 1,85 метра. Дно пологое, покрыто яшмовой галькой и илом. Стоя на берегу озера, мы пытались определить - есть прозрак или нет. И, решив не надевать костюмы, голышом, лишь прикрывая бесстыжие глаза охотничьими подводными масками, залезть в воду.

Без тёпленького, мягонького омеровского костюма холодно и неуютно. Прозрака нет, и, похоже, не было и не будет. Вода зеленовато-голубого цвета. Озеро для подводной охоты непригодно, ни в камышах, ни на открытой воде - так я и записал в бортовом журнале. По спидометру 447 км. Выезжаем на следующий водоем - озеро Уй. Оно оказалось тоже непригодно для охоты, т.к. нет прозрачности, и у нас первая потеря, прокол колеса. Какое-то время провозились с заменой на запаску и двигаемся дальше, на следующие озера.

День третий. Ургун, Большие Учалы, Карагайлы, Калкан, Якты-Куль.

Переночевав в Учалах, устремляемся на следующие водоемы. Заехав на Ургун, Большие Учалы, Карагайлы - благо, все находятся рядом друг с другом - обнаруживаем, что прозрака-то на них нет совсем. Вот рыба, она есть, а чистоты воды нет. Поэтому едем дальше, на озеро Калкан.

Учалинцы сказали, что это озеро самое чистое из всех местных водоемов. Стоя на берегу Калкана, я любовался прозрачностью. Переоделись в гидрики и зашли в воду. Чем дальше отплываешь от берега, тем вода мутнее. Глубины небольшие, максимум 4-5 метров. Проплавав часа 2 и вдоволь насмотревшись на мелочевого чабака и окуня, выходим на берег. Из трофеев у меня лишь виброхвост, найденный в топляке возле полуострова. Местные рыболовы сказали, что озеро каждый год горит, поэтому крупной рыбы здесь нет, но раз в год в сети попадается амур и это для них настоящий праздник.
Ну что, едем дальше.

Якты-Куль (озеро Банное). Шикарнейшее озеро, с шикарнейшим прозраком. Такой чистой воды я ещё не видел ни на одном водоеме. Средняя глубина далеко не маленькая - 10 метров, а кое-где она, по слухам, доходит и до 30 метров. Благодаря таким внушительным данным озеро Банное считается самым глубоководным водоемом не просто Зауралья, а всего Башкортостана. Изобилие рыбы впечатляет: чабак, окунь, линь, щука, присутствует ротан (для меня это было на удивление). Но подводная охота на этом чудном озере запрещена. Хотя это многих не останавливает, и мы видели много подводных охотников заходящими или выходящими из воды с ружьями. Подбитой рыбы я у них на куканах не видел. Все они плавали в основном возле берега. Ещё сказали, что здесь проводятся соревнования по подводной охоте. Как они проходят с учетом запрета, я не знаю. Если выбирать из водоемов, которые мы проехали, то я бы для отдыха выбрал непременно это озеро. Развитая инфраструктура на берегу (кафешки, бары, отели), и, конечно же, самое главное для нас - это прозрак, красота подводного мира и присутствие хороших глубин, пусть даже нырялка без ружья. По спидометру - 713 км.

В ночь на Банное не пошли, решили отдохнуть. У меня к тому же разболелось ухо, хотя эти все дни я капал в него "Отипакс".

День четвертый. Озера Култубан и Худолаз (Сибайское водохранилище), Талкас.

В переводе с башкирского Култубан - это "конский волос". Легенда, связанная с этим озером, гласит, что однажды напали на этот край казахи - мужчин они перебили, а красивых башкирских девушек решили забрать в плен. Чтобы те не сбежали, под кожу на их ножках насыпали конский волос. Но семь самых красивых сестер не могли стерпеть унизительного плена и все же бежали в родные степи. Поскольку боль в ногах была нестерпима, а погоня уже приближалась к ним - девушки восприняли озеро, появившееся перед ними из темноты, как знамение. Семь красавиц взялись за руки, вошли в его воды и пропали в их пучинах навсегда. Поэтому и называется это скромное и небольшое озерцо - Култубан.

Озеро красивое и могло бы быть ещё лучше, если бы берега были чистыми. Кругом пустые баллоны, полиэтиленовые пакеты…. Пляж загажен. А вот заборы в деревне по одному из берегов богатые, из яшмы, которой здесь очень много. Прозрака в озере также нет. Мы подъехали на мелководье, куда нас направил местный житель и, по его словам, там всегда плещет рыба. Вода здесь была теплая, прогретая солнцем, много камыша, в котором слышалось то ли хрюканье, то ли хлюпанье. Опытному рыболову или подводному охотнику такой звук всегда ухо ласкает, этот известный звук издает карп или амур. Зашли по колено в воду и стали прислушиваться и приглядываться. Открытая вода была мутной. Надеясь, что в камышах чище, не надевая костюмов, Александр и Володя полезли в воду. Мне с больным ухом что-то не хотелось нырять, и я остался на берегу. Небольшие карпы где-то по 1,5 или 2 кило выпрыгивали из воды, дразня нас своей золотой чешуёй, блиставшей на солнце. Но прозрака нет и в камышах. Казалось бы, вот они карпы, амуры и толстолобики, которых тут много, но как стрелять на слух, не видя мишени! Терпим поражение на Култубане и едем на Худолаз.

Худолаз нас тоже не порадовал ни прозраком, ни чистотой береговой линией. Поэтому на нем долго не останавливаясь, по моей просьбе, едем в больницу - везем мое больное ухо, которое уже начинает пульсировать.

В регистратуре никого не оказалось, подождали минут пять, потом пошли на звук человеческой речи и, постучав в дверь, приоткрыли её. Люди в халатах сидели вокруг стола, который был уставлен яствами.
- Извините, а в регистратуре кто-нибудь сегодня будет? - спросил я, не отрываясь глазами от вкусностей на столе.
- Спокойно посидеть не даете, - ответила мне женщина в синем халате. И, тяжело поднявшись из-за стола, направилась мимо меня к окну с надписью "Регистратура".

Записав мои данные с паспорта, она отправила меня на то ли 3-й, то ли 4-й этаж. Немного поплутав по больничным коридорам, я все-таки попал в кабинет ЛОРа. Было больно, когда мне в ухо вставили трубку и начали, видимо, чистить. Закончив процедуру в моем ухе, женщина в белом халате сказала, что мне надо на прием к врачу.
- А вы тогда кто?
Как в одном из анекдотов: "А мы тут красим, белим…".

Я объяснил, что к врачу попаду ещё не скоро, так как нахожусь в экспедиции, и помощь нужна сейчас. Проявив ко мне чувство сострадания, медсестра сказала, что у меня очень красная барабанная перепонка и нужны антибиотики, и ещё налила мне в мензурку, или как она там называется, какой-то прозрачной жидкости, которую я должен был капать утром и вечером. Ухо заткнули кусочком бинта, пропитанным лекарством.
- И никаких подводных охот, купаний и нырялок,- обрадовала меня добрая женщина.
Ладно, как-нибудь с этим разберусь, лишь бы не болело.

Мои друзья ждали меня возле автомобилей.
- Ну что, как ухи?
- Все нормально, чуть-чуть красное. Поехали скорее на Талкас, - ответил я, закрывая за собой тяжелую дверь двухсотого крузака.

Цифры на панели приборов показывали 1004 км и 700 метров, когда мы подъехали к озеру. Прозрачность была, но я уже привык не доверять чистой воде с берега. И пока Володя проверял насколько прозрак честный, я стал готовить макароны с тушенкой. Рыбу у нас добыть не получалось в связи с мутной водой, а на чистой воде мешал запрет охоты или отсутствие крупняка. Поэтому голодные желудки мы решили наполнить этим нехитрым блюдом и жареными семечками. К нам присоединился местный подводный охотник Владимир, которого я уже давно знал. Он нам рассказал про местные водоемы, где какая рыба и прозрак. Наши мнения в общем сошлись, сошлись и на том, что время для поездки выбрано не совсем правильное - лучше осенью, когда вода остынет и просветлеет. Мое ухо, принявшее дозу лекарства, перестало болеть, и с наступлением сумерек вся команда уже была готова к ночной подводной охоте.

Сколько здесь раков! Все дно просто усыпано ими. Все они какие-то агрессивные, поднимают клешни вверх, показывая свое бесстрашие или готовность померяться силами. Раков, конечно, очень много, но все они оказались мелкими как креветки, и попытки найти хоть одного крупного не увенчались успехом.

Оставив садок на берегу, я решил поплыть к камышовому острову. Дно плавно уходит вниз метров до 6. Встретил некрупную щуку до килограмма, которая через минуту висела у меня на кукане. Ближе к острову глубина уменьшается, и дно из песочного переходит в крупнокаменистое. Крупные скальные камни, между которыми носятся неплохие экземпляры окуня и чабака. В камышах много красноперки, но такую стрелять однозначно не буду. Пусть веселятся поплавочники.

За островом дно практически резко уходит вниз. Ныряю, продуваюсь где-то на пяти метрах, и спускаюсь ниже, цепляясь и отталкиваясь одной рукой от каменных глыб. Продуваюсь ещё раз - должно быть, метров 8-9. Начинается боль в уже надоевшем ухе. Дна не видно и прозрачность хуже. Всплываю. Опять ныряю и до дна не дохожу, боль уже сильнее. Решил глубоко не нырять, до первой продувки. Заглядывал под каждый камень, но кроме окуней и сороги ничего интересного не видел.

Очередной нырок, нету, нету, нету рыбы, пора на всплытие, вижу перед собой сеть, но уже поздно, не увернуться. На полном ходу, с треском разорвавшейся плетёной лески, влетаю в браконьерскую сеть. Главное не паниковать. Поверхность и воздух должны быть рядом. Ухо больше не болит. Пытаюсь снять с головы сетку, но она крепко вцепилась в мою трубку. Рукой прикладываю больше усилия, треск стоит такой, что мне кажется, будто слышно на другом конце огромного озера. Уже хочется дышать, и начинаются первые спазмы. Ещё раз прилагаю усилие и чувствую, что освободился. Сеть меня отпустила.

На звук рвущейся лески подплыл Володя. Мы попытались её вдвоем вытащить, но безуспешно. Потом я решил её проверить на наличие рыбы и потихоньку обныривал клетчатую снасть, но, видимо, её поставили недавно, и она была пустая, хотя я не дошел до её начала, далеко уходящего вглубь озера.

Вдоволь уже "наохотившись", я и Володя поплыли к берегу. Крупной рыбы никто из охотников в эту ночь не видел, хотя Володя говорил, что видел хорошенькую щуку кило так на три. Никто не сомневался, что такая рыба здесь есть и даже есть намного крупнее, о чем свидетельствуют фотографии более удачливых охотников. Все наплавались, устали и отправились спать.

Вячеслав Мосунов