Ужас глубин

15.08.02

В 1973 г. приморское население Австралии было взбудоражено известиями о бесследных исчезновениях ныряльщиков (преимущественно японских ловцов жемчуга) в прибрежных водах. Например, газета юго-восточного побережья "Мельбурн лидер" описала такой случай. Шкипер японской жемчугопромысловой шхуны "Ямата Мару" нырнул за жемчугом с затонувшего судна. Вовремя дал сигнал к подъему, но матросы извлекли из воды только канат и шлем ловца. Тотчас в воду бросились другие ныряльщики, но ничего не нашли.

7 августа 1938 года газета "Санди таймс" сообщала об аналогичном происшествии уже на северо-западном побережье континента. Японец Масао Мацумото нырнул с люгера "Фелтон" на глубину 72 м возле о. Дарплей, неподалеку от г. Дарвин. Подал сигнал подъема, однако матросы вытащили из воды его шлем, пояс и корзину с жемчужницами. Тут же несколько человек нырнуло за исчезнувшим, но никого не нашли.

Остается только гадать, есть ли связь между этими трагическими событиями и рассказом австралийского врача Кристофера Лоупа о встрече под водой в 1953 году с жутким бесформенным существом огромного размера во время испытания новейшего снаряжения для подводного плавания (гидрокостюма, акваланга и спецсредства для отпугивания акул) с целью установления нового рекорда погружения человека в южной части Тихого океана.

"Пока я погружался, - рассказывал австралиец, - меня неотступно с явным любопытством сопровождала 4-метровая акула. Она кружила около меня; но атаковать как будто не собиралась. Мне было интересно, на какую глубину она погрузится. Наконец, я очутился на подводном уступе - дальше простиралась черная пропасть, которая казалась бездонной. Акула отстала от меня метров на шесть по глубине, всего нас разделяло около девяти метров.

Продолжать погружение было опасно. Я стоял, глядя в бездну; акула ждала, что я буду делать дальше. Вдруг вода стала заметно холоднее. Почему-то быстро падала температура; одновременно я приметил, как из пучин поднимается какая-то черная масса. Она всплывала очень медленно. Когда на нее пал свет, я увидел нечто огромное - площадью около акра (0.4 га) - темно-коричневого цвета, плоское, с бахромой по краям. Существо вяло пульсировало. Я не сомневался, что это - живое создание, хотя не видел ни глаз, ни конечностей.

Продолжая пульсировать, страшное видение поднялось выше меня; стало совсем холодно. Акула замерла неподвижно, парализованная то ли холодом, то ли страхом. Завороженный, я наблюдал, как коричневое чудовище достигло акулы и коснулось ее "спиной". Акула вздрогнула, потом безвольно погрузилась в тело чудовища.

Я стоял неподвижно, не смея шевельнуться. Так же медленно, как всплыла, коричневая тварь погрузилась в пучину. Она исчезла во мраке и вода снова потеплела. Один Бог знает, что это было за существо. Но я не сомневаюсь, что его породила первобытная слизь неизвестных глубин".

Такого же мнения придерживались и водолазы чилийской гидрографической экспедиции, встретившие спустя 15 лет, судя по поразительно схожему описаний, то самое существо возле выхода глубинных вод.

Более подробный генезис чудовищного студня предложили в 1969 г. в своей книге "Три кварка" океанологи М. Емцев и Е. Парное после встречи с ним у о. Малый Инагуа Багамского архипелага океанологической экспедиции Академии наук СССР. Как и в южных широтах, гигантское медузообразное создание появилось со стороны глубоководной котловины, причем его появлению предшествовала паника среди обитателей моря. В какие-то секунды из глубины к поверхности устремились массы рыб, ища убежища в коралловом рифе острова.

Затем "необъятная бурая масса с тусклой синеватой оторочкой медленно, как медуза", выплыла из синих глубин. Она закрыла собой всю синеву и, как грязный, непроницаемый туман, заволокла все. Конца ей не было. Она лишь нерезко утопала в отдаленных мутных пространствах, явно больше километра по размеру. Дрожащее, переливающееся какими-то пузырьками желе, кромка которого колыхалась, как крылья гигантского ската - манты, оно очень медленно поднималось из океанской бездны как привидение и воплощение немого ужаса.

"Вокруг все стихло и замерло, как в остановившемся кадре. Неподвижно застыли рыбы, акулы, находившиеся над гигантской массой. И бурая масса тоже вдруг остановилась, повисла над дном. И тогда точно электрическая искра ударила всех рыб. Они изогнулись пополам и, конвульсивно вздрагивая, начали медленно опускаться в пузырящееся желе, растаяв в нем, как сахар в стакане киселя".

Наблюдавший эту сцену аквалангист не мог и пальцем пошевелить, тело ему не повиновалось. Его захлестнул невыразимый ужас, тьма застлала его глаза, началась аритмия сердца. Он резко согнулся и стал медленно уходить в глубину.

С океанологического судна немедленно спустили шлюпку с аквалангистами, один из которых догнал тонувшего на глубине 10 метров. Его зубы мертвой хваткой зажали загубник, но воздух из баллона акваланга в легкие не поступал из-за спазм. Спасенный почти два месяца не приходил в сознание и очнулся в Москве, в больнице. Его спаситель только видел, как медленно погружается в глубоководную расселину бурый студень, в котором исчезают парализованные рыбы. И хотя в воде с ним ничего не случилось, спустя несколько часов у него начался озноб, который быстро перешел в глубокий обморок, продолжавшийся около четырех суток. Видимо, сила воздействия на живой организм определялась расстоянием, отделявшим людей от чудовища, и длительностью пребывания в воде.

Попытки бомбардировать чудовище с судна тротиловыми шашками не дали эффекта: рваные черные ямы разрывов в бурой массе желе медленно затягивались, не причиняя существу никакого вреда. Все также медленно погрузилось оно в бездну, оставив после себя оглушенных рыб на поверхности воды.

Столь необычное животное Мирового океана, по мнению М. Емцева и Е. Парнова, является свидетельством существования в глубоководных впадинах качественно иной формы жизни, связанной с эволюцией первичных организмов в археозойскую эру.

Согласно общепринятой концепции развития жизни на земле совершенствование вида происходит за счет всего нескольких наиболее приспособленных к условиям обитания пар производителей (отдающих при размножении свою удивительную выносливость потомству) из-за естественного отбора, в результате которого все остальные особи вида погибают от различных неблагоприятных факторов среды (мутаций, врагов и т. д.). Классический пример: треска выметывает миллионы икринок, но из них к следующему нересту выживает и дает потомство лишь пара рыб. Подобная расточительность биологического материала в расчете на самый худший вариант существования вида хотя и гарантирует ему жизнь в ходе естественного отбора, но имеет крайне низкий КПД (десятые, а то и сотые доли процента).

Однако природа исследует все возможности эволюции вида, в том числе и ресурсо-сберегающие. А поскольку морская вода сама по себе энергоемка, потому именно в ней и произошел переход от археозойской коацерватной капли к первобытной живой клетке, то развитие первичных организмов могло пойти не только по экстенсивному пути, но и по интенсивному, связанному с колониальной формой жизни, когда генерация идет в наращивании массы тела и дифференциации клеток по образу и подобию материнских (партеногенез).

Стабильные условия впадин абиссали, и прежде всего постоянные показатели температуры, солености, кислорода, освещенности воды, способствуют замедлению темпов эволюции существ их населяющих и консервации примитивных форм. В самом деле, зачем таким формам эволюционировать, если факторы изменчивости в данной среде обитания практически отсутствуют в течение сотен лет? Поэтому на больших глубинах и обнаруживают "живых ископаемых" вроде погонофор, неопилины, наутилусов, латимерии.

К тому же, у рассматриваемого колониального гиганта нет врагов и пищевых конкурентов, что также не способствует его эволюции. И кочуя постоянно по холодным однообразным мрачным глубоководным котловинам земного шара, это животное живет как бы вне времени и пространства по отношению к переменчивым условиям шельфовой зоны, куда оно поднимается в поисках пищи из малопродуктивных впадин.

Остается только догадываться о продолжительности жизни этого чудовищного студня: ясно одно - она превышает пределы существования обычного животного и скорее всего равна возрасту деревьев-долгожителей (несколько тысяч лет), так как предполагает генезис от той первобытной клетки, которой еще не было свойственно различие на животную и растительную. Потенциал такой клетки огромен, чем и объясняются гигантские размеры монстра и его электрокинетические явления.

Нервная система этой "разросшейся" первобытной клетки, вероятно, так же примитивна, поскольку ориентирована только на питание и размножение (регенерацию), что исключает возможность какого-либо осознанного контакта с любым животным, тем более из-за колоссальных размеров: студню все равно, кто является для него объектом пищи - планктон или исполинский кит - это всего лишь автоматический процесс удовлетворения пищевой потребности простой природы. Отсюда и полное безразличие к окружающему миру, не представляющего пищевого интереса, принципиальная чуждость, даже "чужеродность" в прямом смысле слова.

Действительно, чудовище уникально, фантастичны его свойства, а значит и его материальная структура, предполагающая организацию, схему метаболизма и энергетический баланс, отличные от привычных форм жизни на планете. И возникнуть такое существо могло только на качественно иной основе, каковой является сама физическая среда глубоководных впадин, где за миллиарды лет существования Земли сконцентрировались тяжелая вода и тяжелые элементарные частицы с дробным электрическим зарядом - кварки.

Учитывая, что кварки рождаются при столкновении частиц космических лучей высоких энергий (порядка 1011 - 1019 электронвольт) с атомными ядрами верхних слоев атмосферы, можно считать, что ужасающий взор феномен больших глубин присущ, вероятно, не только Земле, а любой планете с атмосферой и с гидросферой либо без нее. И нет гарантии,что при исследовании таких планет астронавтам не придется столкнуться с аналогичными созданиями, кстати достоверно описанными И. Ефремовым в 1957 г. в знаменитом романе "Туманность Андромеды".