Дайвинг. Ребризеры в гидрокосмосе.

26.07.11

Дайвинг. Ребризеры в гидрокосмосе. 

20 июня 2011 г. в гидролаборатории Центра подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина успешно прошли межведомственные испытания новейших отечественных ребризеров ИДА «Афалина» разработки и производства ОАО «КАМПО» (г. Орехово-Зуево). Ребризеры ИДА «Афалина» предназначены для обеспечения дыхания дайверов при проведении различных видов спусков, а также водолазов при выполнении ими различных водолазных, поисковых и осмотровых работ.

ОАО «КАМПО» представило к испытаниям целую линейку аппаратов:

  • Три полузамкнутых ребризера (ИДА «Афалина», ИДА «Афалина-1», ИДА «Афалина-2»), отличающихся наличием/отсутствием корпуса аппарата, а также положением, количеством и вместимостью баллонов с найтроксом. В этих аппаратах в зависимости от планируемой глубины погружения используются различные смеси найтрокса (от 32% до 100%), которые подаются для дыхания через дюзу постоянной подачи. Контроль за составом смеси осуществляется по дисплею индикатора кислорода.
  • Два замкнутых ребризера (ИДА «Афалина-3», ИДА «Афалина-4»), отличающихся наличием/отсутствием корпуса. Эти ребризеры могут использоваться как с ручным, так и с электронным управлением парциальным давлением кислорода. На испытаниях был представлен ребризер ИДА «Афалина-3» с контроллером на базе одного из самых популярных в мире дайв-компьютеров Shearwater. Компьютер ребризера считывает данные с трех кислородных датчиков и выдает команды на соленоид, подающий кислород для дыхания дайвера. В испытываемых версиях аппаратов с ручным управлением парциальным давлением кислорода дайвер сам следит за парциальным давлением по двум дисплеям индикаторов парциального давления кислорода, и, если подачи кислорода через дюзу постоянной подачи не хватает для поддержания кислорода на необходимом уровне, добавляет его вручную.

Целью межведомственных испытаний являлось определение возможности использования аппарата ИДА «Афалина» при выполнении водолазных работ с оценкой условий дыхания, эргономики и удобства пользования аппаратом. Испытания стали итогом длительной и напряженной работы ОАО «КАМПО» по проектированию аппаратов, их изготовлению и испытанию на стендах и в реальных погружениях.

В заключение хотелось бы отметить огромный вклад сотрудников, которые принимали непосредственное участие в работе. Это генеральный директор А. Кулик, который выступил инициатором проекта и его «локомотивом»; начальник отдела главного конструктора В. Ежков, организовавший работу по проектированию и изготовлению аппаратов; Олеся Васюра и Андрей Левинский, выполнившие титаническую работу по подготовке конструкторской документации; Галина Вергелес, оказавшая неоценимую помощь в разработке и изготовлении швейных деталей ребризера; Алексей Мерзенев, проведший большую работу по испытаниям аппарата на стендах. И, конечно же, весь коллектив ОАО «КАМПО», давший «Афалине» путевку в подводную жизнь.

Валерий Мухин, ведущий конструктор ОАО «КАМПО»

 

Ребризеры в гидрокосмосе

Дайвинг. Ребризеры в гидрокосмосе.

Обожаю по жизни всякие приборы. Поэтому на предложение дайв-инструктора Валерия Мухина (и моего первого инструктора по ребризерам) побывать на испытаниях новых отечественных ребризеров, названных ИДА «Афалина», а может даже и самостоятельно в них поплавать, сразу же согласилась: «Где и когда?» Оказалось, что испытания будут проводиться не где-нибудь, а в гидролаборатории в Звёздном городке, где мне давно хотелось побывать.

Ровно в 9.30 в понедельник 20 июня у ворот Звёздного собрались «ребризероводы», «ребризероведы» и журналисты. Представители ОАО «КАМПО» привезли целых 5 разновидностей ребризеров, мы приехали со своим снаряжением и фотоаппаратурой... В общем, груза хватало. К корпусу гидролаборатории все оборудование привезли на машинах, и, пока разгружали, я успела побегать вокруг металлических конструкций на площадке – видимо, отслуживших свой срок моделей космических аппаратов.

Вначале состоялось совещание и обсуждение плана работ. Официальные испытания – это действительно серьезно. Приказы, методики испытаний, протоколы, акты... Задействовано было немало людей: водолазы, техники, врач, руководители отдельных процессов, – человек тридцать, наверное. Это вам не любительский дайвинг.

Но, наконец, совещательная часть закончилась, из кабинетов мы поднялись на один этаж выше и вышли на бортик «бассейна». Пишу слово «бассейн» в кавычках, поскольку в гидролаборатории это не просто бассейн, а сложное гидротехническое сооружение с большими возможностями. Круглое водное пространство глубиной 12 метров, напичканное разнообразной техникой. Сразу же привлекает внимание модель орбитальной станции на платформе, которая опускается на дно. Именно на ней космонавты отрабатывают приемы и технику для работы в скафандрах в невесомости. Вокруг бортика по кругу расположено множество помещений и различных служб: водолазная, комната экипажа, душевая, комната для инструктажа, кабинет врача... В технические помещения я и не заглядывала – некогда было.

Заурчали моторы, платформа со станцией начала опускаться под воду. Точечные осветители, отражающиеся в воде, выглядят как звездное небо, в которое погружается станция. Романтика! Защелкали фотокамеры.

После инструктажа, подпрыгивая от нетерпения, я побежала измерить давление к врачу и записываться к руководителю погружений, чтобы поскорее дорваться до ребризеров. Увы и ах, очередь журналистов была как раз последней. Что, впрочем, понятно – сначала дело.

Зато уж сфотографировала и процесс упаковки испытателей в ребризеры, и начало погружений. А делать снимки под водой самых первых испытателей пришлось обычным фотоаппаратом через иллюминаторы в бассейне этажом ниже. Тоже интересные фото, но с изрядными искажениями. На нижнем этаже по всей стене бассейна расположены круглые иллюминаторы, в которые через одно светят осветители, а в остальные можно полюбоваться подводными сюжетами. И еще есть одно большое прямоугольное окно, через которое за ходом подводных действий наблюдают руководители и общаются с водолазами по громкой подводной связи. Ну, односторонне общаются: например, командуют «все на бортик» или еще что-то. Наблюдать за процессом можно и с бортика бассейна – там на монитор выведены картинки с нескольких подводных камер.
При каждом испытателе ребризера – обязательно один страхующий на открытом цикле. Насколько серьезно здесь относятся к безопасности, до меня окончательно дошло, когда и ко мне приставили личного страхующего водолаза.

Дошла очередь и до меня. Вообще с ребризерами погружались трое из тех, кто не работает в ОАО «КАМПО» и Центре подготовки космонавтов – Сергей Черкашин, Кирилл Сташевский и я (остальным разрешили погружение только с аквалангами). В общем, широчайшая палитра – от специалиста до «чайника».

После краткого дополнительного инструктажа меня упаковали в аппарат, помогли дойти до воды (там спуск по широким, но все же лестницам), надеть ласты и, взяв в зубы загубник, я начала потихоньку спускаться вниз по линю...

Так сложилось, что мне достался самый тяжелый из всех ребризеров – килограммов на 40 – с двумя 6-литровыми баллонами с найтроксом. Из баллонов шло «впрыскивание» найтрокса в дыхательную систему, и они же предназначались для запасного открытого цикла – случись что, я могу закрыть клапан на гофре, отбросить ее и перейти на дыхание из регулятора (вторая ступень висит на резинке прямо на шее, в близкой доступности).

Вообще конструкция ребризеров не слишком сложная (если их не делать самому, а только использовать). Насколько я поняла, основа всех пяти моделей – это один и тот же дыхательный контур, на базе которого, как конструктор “Lego”, можно собирать различные конфигурации под определенную задачу. По ощущениям – все довольно привычно: крыло со стальной спинкой, за спиной канистра и баллоны, на руке – датчики (как компьютеры). Из новинок – только гофрированный шланг и дыхательные мешки на плечах с впускным и выпускным клапанами.

Наверное, это основное, что надо знать. На глубине нажимаешь один клапан, чтобы поддуть дыхательную систему (воздух или найтрокс сжимается – значит, его объема будет маловато для дыхания), а через клапан сброса, соответственно, лишний газ спускаешь. Регулярно поглядываешь на датчик. Плавучесть регулируешь с помощью обычного инфлятора на крыле. Да, кстати, о плавучести. Как я писала в предыдущей статье о ребризерах года два назад, принцип регулировки плавучести в этих аппаратах отличается от таковой на открытом цикле. Я привыкла в довольно больших пределах регулировать плавучесть легкими, а тут этот способ не действует. Прошло несколько минут, пока вспомнила, что мои легкие плюс дыхательная система это практически константа, и хоть вдыхай, хоть выдыхай, а суммарный объем остается прежним. Плавучесть здесь регулируется только инфлятором. И все. Однако вспомнила, как управляться с этой конструкцией, приноровилась, поймала нейтральную плавучесть и неторопливо двинулась в обход станции, зависая в интересных местах. Плыла я очень неторопливо, поскольку тяжелый ребризер имеет изрядную инерцию. Так махнешь энергично ластами и... медленно начинаешь двигаться вперед. Или поддулся и ждешь, пока вся масса отреагирует.

Собственно, единственный недостаток, который я заметила в ребризере, – инерционность. Я, конечно, понимаю, что именно эта модель предназначена для неспешной работы водолазов (в этом варианте можно работать под водой около 3,5 часов), но мне-то хотелось раза три «обежать» станцию, заглянуть в каждый проем и пощупать руками каждую железку... ну, что досталось, то досталось. Надо было соображать быстрее и караулить самый легкий ребризер. Вот соседний с маленькими баллончиками весил около 25 кг, практически как обычная скуба.

Кстати, заметила одну свою ошибку. Для экономии времени не стала вывешиваться, а попросту взяла грузовой пояс одного из «отстрелявшихся» водолазов, и под водой почувствовала, что несколько перегружена – крыло казалось большим дирижаблем. Или это с непривычки? Надо будет в следующий раз как следует подобрать грузы и сравнить.

Дышится в «Афалине» легко – при изменении положения тела от горизонтального на «голова выше тела» щеки не надувает, а при опускании головы вниз сопротивление вдоху практически не возрастает. Во всяком случае, я таких эффектов не заметила. Но так и должно быть при расположении дыхательных мешков как можно ближе к легким. В испытываемых моделях мешки находятся на плечах.

В целом, с точки зрения пользователя, погружаться с этим аппаратом не сложнее, чем в сухом гидрокостюме, – точек контроля, пожалуй, не больше. И также присутствуют два воздушных объема (если погружаешься с ребризером в мокром гидрокостюме). Однако в реальных условиях в наших широтах наверняка придется погружаться в «сухаре», то есть шлангов и клапанов прибавится. Хорошо бы попробовать… Интересно, где и когда состоятся следующие погружения?

По последним «разведданным», официальные испытания на открытой воде также уже состоялись и теперь на очереди опытная эксплуатация. Но ведь не последний же раз аппараты на природе испытывают? И журналист для испытателей не такая уж помеха. В общем, я записываюсь.

Материал предоставлен журналом «Предельная глубина»

Галина Ершова

Фото Игоря Зайцева

Ребризеры в гидрокосмосе Ребризеры в гидрокосмосе
Ребризеры в гидрокосмосе Ребризеры в гидрокосмосе
Ребризеры в гидрокосмосе Ребризеры в гидрокосмосе
Ребризеры в гидрокосмосе Ребризеры в гидрокосмосе
Ребризеры в гидрокосмосе Ребризеры в гидрокосмосе
Ребризеры в гидрокосмосе Ребризеры в гидрокосмосе
Ребризеры в гидрокосмосе Ребризеры в гидрокосмосе
Ребризеры в гидрокосмосе Ребризеры в гидрокосмосе
Ребризеры в гидрокосмосе