Дайвинг. Смертельно опасные подводные раскопки.

17.09.09

Нелегальные раскопки на месте кораблекрушения чуть не стоили дайверу жизни.

Дайвинг. Смертельно опасные подводные раскопки.В мутной воде перед глазами Аарона возникали куски гниющего деревянного шпангоута и ржавеющего металла. Он был уверен, что эти обломки пролежали в устье реки добрую сотню лет, а может быть даже больше. Аарон боролся с сильным течением, чтобы оставаться на месте, и его волнение возрастало все больше, по мере того как он раскапывал ил, грязь и песок, которые, несмотря на яркий свет его фонаря, снижали видимость до расстояния менее 30 см. Неожиданно веревка, которая удерживала его на месте, лопнула. Сносимый сильным течением, Аарон старался ухватиться за что-нибудь, чтобы его не унесло в открытое море. Но, вытянув руку, он тут же почувствовал жгучую боль и удар, от которого рука онемела. Аарон ничего не видел, не мог двигать рукой и не мог выбраться на поверхность. Он начал паниковать.

Дайвер

В свои двадцать с небольшим Аарон обладал превосходным здоровьем. Он учился на археолога, но бросил учебу, чтобы путешествовать по миру в поисках обломков кораблекрушений и других исторических открытий. Аарон увлекался спортом и еще во время учебы в университете прошел семестровую программу и получил сертификат Open Water Diver. С тех пор он совершил десятки погружений в условиях плохой видимости.

Погружение

Аарон находился в Азии и работал в местном дайв-центре, когда услышал истории о деревянном корабле, затонувшем в устье ближайшей реки. Это кораблекрушение было чем-то вроде местной легенды, и по разным источникам возраст корабля варьировался от 100 до 1000 лет. Аарону сказали, что судно хоть и сильно пострадало от времени, но по большей части осталось нетронутым. Местные жители утверждали, что каждые несколько лет – во время сухих сезонов и когда во время отливов вода стояла низко – они могли видеть части корабля, выступающие из песка и ила. Видимость в воде на месте крушения была почти нулевой, но обломки находились на мелководье, и до них легко можно было добраться даже на небольшой весельной лодке. Не считая крокодилов, лежащих на берегу, наибольшую опасность в данном месте, несомненно, представляло сильное течение.

Вскоре Аарон убедил еще двух иностранцев, живших неподалеку, помочь ему исследовать обломки. Они воспользовались одной из небольших лодок, принадлежавших дайв-центру, наняли местного проводника и в течение пары дней обнаружили место «древнего» кораблекрушения на глубине около 4 метров, в нескольких десятках метров от берега. Они пометили это место так, чтобы только они могли его обнаружить, соорудили самодельный подъемный мешок и начали незаконные раскопки того, что, как они надеялись, станет одним из чудес современной археологии.

Происшествие

Для борьбы с течением дайверы сделали из подручных материалов якорь и привязали к нему веревку длиной около 6 метров. Держась за веревку или привязав ее к своим компенсаторам плавучести, они могли оставаться на одном месте, пока удаляли грунт, покрывающий обломки корабля. Раскопав один участок, они отпускали веревку немного подлиннее, чтобы спуститься ниже по течению и начать откапывать следующую часть. Ни у кого из дайверов не было опыта подводных раскопок или работы по подъему объектов со дна, ни один не прошел соответствующего обучения, поэтому они не понимали, с какими опасностями они могут столкнуться во время поисков затопленных сокровищ.

Периодически их самодельный якорь срывался и дайверы обнаруживали, что их сносит течением. Они не понимали, какое влияние раскопки оказывают на корабль, и что его подгнивший корпус сдвигается по мере того, как ил вокруг него убирают. Иногда дайверы, сами того не зная, работали в узких траншеях или под опасно нависающими частями корабля, но из-за плохой видимости они не догадывались об этом.

В тот день якорь Аарона опять сорвался, и течение понесло дайвера вдоль места раскопок. Аарону удалось освободиться от подъемного мешка, но пока он старался ухватиться за что-нибудь, его руку зажало между двух выступающих досок на месте крушения. Острый обломок дерева около 5 см в диаметре проткнул его мокрый костюм и руку, выйдя наружу с другой стороны. Боль была почти парализующая, но Аарон, собрав все силы, пытался замедлить дыхание и перестать паниковать. Он был в ловушке: он не мог двинуться вперед; не мог двинуться назад; и, что самое важное, он не мог всплыть. Дайвер провел под водой уже более часа и все это время он напряженно работал, поэтому его запас воздуха должен был быть почти на нуле, но с проткнутой левой рукой он даже не мог дотянуться до манометра, чтобы это проверить.

Спасательная операция

На поверхности Роджер, напарник Аарона, быстро заметил плывущий по течению подъемный мешок и втащил его в лодку. У них не было заранее оговоренных сигналов для связи с поверхностью, и поэтому Роджер, видя пузыри Аарона, считал, что все в порядке. Аарон уже более 20 минут был зажат на одном месте. Он знал, что его рука проткнута обломком шпангоута и что рана серьезная, но он не мог видеть, насколько сильно кровотечение, и не мог сдвинуться с места. Превозмогая боль, Аарон надеялся, что Роджер поймет, что с ним что-то случилось, и придет на помощь.

Наконец, Роджер начал беспокоиться. Становилось уже поздно, а после захода солнца оставаться здесь было рискованно. Роджер надел свое снаряжение и опустился в воду. Из-за приближающегося прилива течение немного ослабело. Он подплыл к цепочке пузырей от Аарона и начал погружаться вдоль нее. Такой план действий сработал, и вскоре он обнаружил Аарона внизу. Тот был в сознании и откликался, но Роджер не мог заставить его подняться на поверхность или хотя бы отплыть в сторону от обломков корабля. Прошло минут пять, прежде тем Роджер понял опасную ситуацию, в которую попал Аарон. Он нашел манометр Аарона и испугался, увидев, что в его единственном баллоне осталось всего 20 бар. Роджер осторожно ощупал зажатую руку напарника, а затем без предупреждения схватил Аарона за плечо и выдернул его руку из ловушки. Аарон почти потерял сознание, так как у него тут же началось сильное кровотечение. Роджер поднял Аарона на поверхность и втащил в лодку, где своим ножом разрезал его мокрый гидрокостюм и соорудил из него тугую повязку. Перевязав рану, он быстро поплыл к ближайшему людному пляжу. Оттуда Аарона отвезли в местный медицинский центр, где ему продезинфицировали рану, наложили огромное количество швов и сделали переливание крови. Он выжил, но на память об этом происшествии у него остались глубокие шрамы.

Анализ ситуации

Во-первых, стоит заметить, что «древнее кораблекрушение» Аарона оказалось фанерным рыболовным судном, брошенным здесь в первой половине двадцатого века после того, как с него сняли двигатель и прочее полезное оборудование. К счастью для дайверов, потому что в случае если бы эта находка представляла историческую ценность, то, как только власти узнали бы о случившемся, дайверам пришлось бы отвечать по закону. Погружения подобного рода требуют специальной подготовки и досконального знания процедур коммерческого дайвинга, включая умение анализировать и стабилизировать откапываемый объект. Затонувшее судно легко могло перевернуться и обрушиться на Аарона, раздавив или зажав его на дне. К тому же, раскопки и подъем объектов на поверхность – занятия, требующие специального оборудования. Дайверам необходимо большее количество воздуха (предпочтительно подаваемого с поверхности), резервный газ для экстренных случаев, страхующие дайверы и надежная связь со всей командой. У Аарона и Роджера не было ничего из перечисленного. Более того, Аарон погружался один, а даже сторонники соло-дайвинга осудили бы его за отсутствие подготовки и недостаточное оборудование для безопасного погружения в одиночку. Взвесив все это, можно сказать, что Аарон очень легко отделался.

Выводы

То, чего вы не видите, может вам навредить. Погружения в условиях ограниченной видимости требуют специального обучения и подготовки.

Подводные раскопки и подъем затонувших объектов – серьезные и опасные занятия. Никогда не пытайтесь сделать это, если у вас нет соответствующей подготовки.

Для погружений в одиночку необходима специальная подготовка и специальное оборудование. Без этого соло погружения совершать нельзя ни в коем случае. А в коммерческом дайвинге о погружениях в одиночку речь и вовсе не идет. У дайвера, занимающегося коммерческими погружениями, всегда есть обеспечивающая команда на поверхности и страхующий дайвер вместо напарника.

Подводные работы такого рода требуют наличия связи между дайвером и людьми на поверхности. Никогда не погружайтесь без хорошо опробованной и эффективной системы связи – лучше всего иметь в распоряжении электронный голосовой коммуникатор.


Статья с сайта журнала “Scuba Diving”, сентябрь 2008
Автор статьи: Майкл Эндж (Michael Ange)
Фото: Стефан Фринк (Stephen Frink)